Обзор экономической ситуации в США

Краткое описание экономической ситуации в мире и России

Вы очень любите краткость, я знаю. Можно ли кратко описать экономическую ситуацию в мире и России? Нет конечно. Но можно попробовать. Я представил себе, как бы я сделал такой обзор, если бы должен был послать его телеграммой (не Телеграмом!). Вот что получилось:

Переговоры могут быть вечными – кого волнует, обе страны с небольшой долей экспорта в ВВП.
Си думает, что знает все лучше всех (это неправда) и Трамп думает про себя то же самое (и это неправда).
Китай ждет что Трампу нужно будет решить вопрос к выборам, но это не так – антикитайская поддержка в американском обществе очень высока, американцы готовы «страдать». Трамп ждет, что в Китае замедлится рост ВВП и китайцы сдадутся, но и это не так, тут вопрос принципа и кроме того запас у Китая большой.
Для Китая торговая война это проблема пяти экспортных провинций – никакой мобильности рабочей силы не хватит если экспорт сильно упадет.
Для мира эта война — проблема во всей цепочке импорта в США из-за китайского звена.
По факту сегодня в США рушится система кооперации с Китаем, ФБР и ЦРУ буквально выгоняют китайских профессоров; университеты отказываются от спонсорства китайских компаний; с Хуавэй отказались работать все. Долгосрочно это – формирование 2ух независимых и не совместимых технологических центров в мире, совершенно новая перспектива, в которой можно попробовать поискать свое место и половить рыбку в мутной воде. Но глобально это очень плохо.

У всех предыдущих кризисов есть триггер-имя — причина. Сегодня мы не видим ни одной значимой причины для кризиса. Без триггера бывают только soft landings.
Но все же если фантазировать, триггером может (не сегодня, но завтра) стать:
(1) Конфликт США – Китай если выйдет на новый уровень;
(2) Новая Греция в Европе – но кто это будет?;
(3) Война в Заливе;
(4) Крах какого-то суперединорога (например из-за массивного фрода с отчетностью);
(5) Европейские банки – если вдруг будет принято решение не спасать;
(6) Значительная ошибка китайского руководства;
(7) Действия нового (не Трампа) президента США – например ужесточение налоговой политики;
(8) Рост ставки ФРС накануне рецессии.

А пока все замечательно. PMI в сервисах существенно выше 50, в промышленности – немного выше. Ставки низкие, но есть серьезный задел для снижения, сегодня движение на -0,25 спасает рынки и экономику. Нынешняя политика США – нет кризису. Пока ставки вышли на плато, видимо до середины года, в 2020 ждем 1-2 снижения, до 1 – 1,25. Накопленный с момента кризиса добавленный ВВП в 2 раза ниже, чем в предыдущих циклах – еще большое расстояние до «насыщения» и кризиса спроса.

Рынки акций торгуются с риск премией 2,5 – достаточно далеко от критических; рынки облигаций дороги, но денег много и кредитное качество в целом высокое. Поведение рынков стандартное, никаких новостей. Выходим на «горячее плато» — рост ограничен, причин для падения нет. Впрочем – рынки умеют находить причины для падения.

Кредитные объемы в США ниже, чем в 2008, качество намного лучше. В Китае хуже и больше, но управляемо. В Европе нулевые ставки, что позволяет иметь бесконечное плечо. Так что кредитный кризис нам не грозит.

США добавили 2,2 млн баррелей в день – абсолютные лидеры и нетто экспортеры. Число буровых падает, но добыча растет и будет расти потому что они быстро совершенствуют технологии.
Новые огромные месторождения с низкой себестоимостью в Норвегии и Бразилии и видимо в Восточной Африке – Петробрас становится крупнейшей нефтяной компанией мира. Так что предложение упорно опережает спрос.
У ОПЕК нет хорошего ответа – все ждут что в 2025 году будет пик потребления и далее падение спроса и хотят продать свои запасы как можно скорее. IPO Aramco – как раз попытка «продать cash flow». Тем не менее решено сократить еще 500 т баррелей в день.
Россия хочет вывести газовый конденсат за рамки соглашения чтобы максимизировать добычу. Плюс для России – после 2025 года у нас добыча будет так и так падать, не придется ее сокращать.

Если будет рецессия – цена на нефть упадет вплоть до 40-45 долл. за баррель. Но будет ли рецессия?

Газ – цены в Европе к лету упадут до американского уровня, СПГ легко поставляется в убыток, а его производство растет быстрее спроса. Потребление газа в Европе стагнирует, но импорт пока растет т.к. снижается собственное производство.
Цены в Европе приближаются к себестоимости Газпрома.
При этом у России есть огромное преимущество – карбоновый след от СПГ намного больше, чем от газа в трубе, а Европа борется за снижение выбросов. Но Европа планирует переходить на потребление водорода в недалеком будущем, так что у наших преимуществ тоже очень ограниченный срок жизни.
В перспективе 10 – 15 лет Европа принимает закон о высоких пошлинах на товары из стран, где налогообложение не дискриминирует грязные производства. На сегодня Россия – среди наиболее «чистых» стран, но у нас развитие альтернативных технологий не идет и как раз через 20-25 лет мы войдем в число наиболее грязных.
В Китае темпы роста спроса на газ падают, больших перспектив на направлении нет, так как Китай получает все больше СПГ. Наша «Сила Сибири» вряд ли когда-то окупится.

Новость 2019 года – крайне жесткая бюджетная политика, сильно недовыполнены планы по финансированию всего. На этом фоне (но не поэтому) стагнация, падение инвестиций, доходы не растут.

Рост ВВП на уровне 1,1% если верить Росстату, но есть причины не верить; в + к ВВП: увеличение продаж углеводородов на экспорт; высокий урожай; рост потребления домохозяйств в кредит (ипотека +19%, потребительский кредит +20%). Инвестиции в минусе, госпотребление в минусе. Корпоративное кредитование +5%, при средней ставке процента более 10%, по факту это падение объема кредитов.

В регионах инвестиции идут только в Москве и области, СПб, Тюменской области (плюс микроскопические в Крыму, на Северном Кавказе и еще в паре мест). Точно то же самое с ростом ВВП. Реальные доходы населения растут в 2019 году на 0,9% — за счет того, что в Московской области и Москве они выросли на 5,5% — рост зарплат чиновников и силовиков + фондовый рынок. В остальной части России доходы населения в минусе.

На фоне падения ставки по доллару курс рубля умеренно рос в 2019 году и видимо будет стабилен/чуть расти в 2020 (направление движения ставки ФРС не изменилось). Но бюджету не выгоден сильный рубль и ЦБ способен манипулировать курсом. Падение цен на нефть будет использовано для снижения курса. Пока идет существенная девалютизация (в резервы ЦБ).

Судя по всему, в 2020 году бюджет будет платить существенно больше и за счет госрасходов будет поддержан рост ВВП; ЦБ РФ видимо удержит ставку на уровне 6%, инфляция умеренно вырастет. Конец 2020 года – начало периода проверки «нацпроектов» на валидность, видимо будут заливать деньги. Будут так же готовиться к выборам 21го года – значит индексировать и субсидировать.

Перспективы в России

Внутренний негосударственный спрос стагнирует и будет падать.
Целевое количество банков через несколько лет – 300, и это даже много с учетом падающего кредитования и гиперцентрализации экономики.
Из страны идет отток кадров и бизнесов, особенно на уровне стартапа. В противовес выстраивается финансирование госсистемой малоэффективных новых бизнесов и спорных стартапов.
Есть большой государственный заказ на автономию – но нет финансирования реальной работы. Будет реализовываться кусками, большая часть так и не будет внедрена.
В Кремле нет понимания того, что технологии – это не говорящая кукла и не он-лайн банкинг для частных клиентов, они у нас могут быть лучшими в мире, а мы останемся бедной страной. Все, что касается реальных технологий, не интересно и не развивается.
В то же время российские суперконгломераты типа Сбербанка или Роснефти создают запрос на системы управления и генерируют кэш для его оплаты; однако SAP и пр. международные платформы могут быть объявлены нежелательными – лобби IT-патриотов агрессивно и пользуется поддержкой;
В России растут два вида своих национальных технологических бизнесов: «Даньтех» — бизнес по технологичному взиманию дани с населения и бизнеса (маркировки товаров, платон, отслеживание НДС и пр.) и «Следтех» — технологичное ужесточение контроля за всем и всеми. Туда и в оборонку будут закачиваться деньги, соответственно обе индустрии будут выкачивать деньги из населения и бизнеса.
В перспективе уже просматривается идея попытки интегрироваться в развитие Китаем независимой технологическо/информационно/финансовой платформы в роли партнера; получится (если получится) только в роли ресурса кадров и технологий.

Читать еще:  Печать принтером на ногтях и живых цветах – идея малого бизнеса

Замкнутый круг: почему экономический спад в США может начаться до президентских выборов 2020 года

Финансовые директора ведущих компаний мира прогнозируют, что во второй половине 2020 года в США наступит экономический спад. Об этом говорится в исследовании «Перспективы глобального бизнеса» американского Университета Дьюка.

Из 500 опрошенных финдиректоров 53% ожидают наступления рецессии в Соединённых Штатах до следующих президентских выборов в стране (в ноябре 2020 года). При этом 67% респондентов говорят об экономическом спаде к концу 2020-го.

Как отмечают авторы документа, индекс делового оптимизма в США опустился до трёхлетнего минимума и составил 63 пункта. В последний раз аналогичный показатель можно было наблюдать ещё в сентябре 2016 года. При этом руководитель исследования Джон Грэм отметил, что низкий уровень делового оптимизма во всех других регионах мира лишь усугубляет любое замедление экономики США.

Главный аналитик ЦАФТ Антон Быков в разговоре с RT прокомментировал результаты опубликованного исследования и пояснил, что сейчас в экономике США завершается очередной бизнес-цикл продолжительностью 8—12 лет. Предыдущая рецессия произошла в 2007—2009 годах с началом ипотечного кризиса, а до этого — в 2000—2001 годах, после краха пузыря доткомов (компаний, бизнес-модель которых построена исключительно на работе в интернете).

«Сейчас мы видим снижение деловой активности и в производстве, и в сфере услуг. Замедляется рост объёмов розничных продаж, особенно в автомобильной отрасли. Ухудшение происходит и в строительном секторе: падает качество обслуживания ипотечных займов, и снижаются капитальные вложения бизнеса», — добавил Быков.

В свою очередь, директор Академии управления финансами и инвестициями Арсений Дадашев в беседе с RT отметил, что экономическую ситуацию в США осложняет рост дефицита бюджета. С начала 2019 года отрицательная разница между доходами и расходами американской казны выросла до $1,07 трлн (4,5% ВВП США).

Нагрузку на бюджет усиливает необходимость обеспечивать крупнейший в истории страны госдолг ($22,5 трлн), который может привести к разрастанию дефицита.

Именно поэтому ещё в июле эксперты американского Центра двухпартийной политики не исключили возможности наступления первого за 40 лет дефолта в США.

Тарифный груз

Одна из главных причин замедления экономики Соединённых Штатов связана с торговой войной. Эксперты не устают повторять, что повышение пошлин увеличивает расходы американского и китайского бизнеса. В итоге компании терпят убытки, что приводит к замедлению темпов экономического роста.

Торговое противостояние США и Китая началось ещё в 2018 году. Вашингтон обвинил Пекин в незаконном получении американских технологий и повысил пошлины на ввозимые в страну китайские товары. КНР ввела ответные меры.

В начале 2019 года стороны провели переговоры, но уже в мае Вашингтон пошёл на обострение конфликта. Помимо введения новых пошлин, американские технологические компании начали прекращать сотрудничество с китайской компанией Huawei. В августе страны в очередной раз не смогли договориться об условиях торговой сделки и вновь заявили о введении взаимных ограничений.

Любопытно, что сами специалисты из Университета Дьюка объяснили замедление американской экономики в том числе сокращением числа квалифицированной рабочей силы в стране.

По мнению опрошенных RT аналитиков, ситуация на рынке труда США также связана с торговым противостоянием.

«Увеличивая пошлины на китайские товары, правительство США одновременно усложняет жизнь и американским потребителям. Цены на товары растут, из-за чего спрос населения слабеет. Ситуация негативное влияет и на создание рабочих мест: компании нерешительно нанимают новых сотрудников, особенно высококвалифицированных, на фоне сомнений в росте продаж», — объяснил Арсений Дадашев.

Деловой подход

Риск рецессии аналитики связывают и с внутренней экономической политикой. В первую очередь речь идёт о налоговой реформе Дональда Трампа. Ещё во время президентской гонки 2016 года Трамп обещал ослабить налоговую нагрузку на бизнес в случае своей победы на выборах.

В конце 2017-го глава Белого дома подписал закон о снижении налога на прибыль для американских компаний с 35% до 21%. Как ожидалось, эта мера должна была стать одним из драйверов роста экономики. По замыслу Трампа, после сокращения налогов компании начали бы получать больше прибыли и увеличивать зарплаты своим сотрудникам.

Рост доходов рабочего класса должен был усилить экономическую активность в стране. Однако на деле всё вышло иначе. Арсений Дадашев рассказал, что корпорации просто предпочли оставить себе возросшую прибыль.

Таким образом, обещанного властями ускорения экономики не произошло, и госрасходы Штатов всё ещё растут быстрее налоговых поступлений в бюджет.

«В качестве примера можно назвать недавнюю забастовку работников General Motors: 50 тыс. рабочих на 31 заводе требуют увеличения зарплаты и качественной страховки. При этом компания третий год подряд получает рекордную прибыль. Разрыв между бедными и богатыми продолжает увеличиваться, и теперь даже самые преданные сторонники Трампа открыто заявляют о недовольстве его политикой», — объяснил Дадашев.

Внутренний раскол

Угроза рецессии вынуждает международных инвесторов прислушиваться к каждому заявлению и решению топ-менеджмента Федеральной резервной системы США, выполняющей функции центробанка страны.

Эксперт компании «Международный финансовый центр» Владимир Рожанковский в беседе с RT подчеркнул, что участники финансового рынка рассчитывают на продолжительное снижение процентных ставок ФРС.

Такую меру Федрезерв использовал в 2008 году во время мирового финансового кризиса для стимулирования экономики: кредиты стали дешевле, а уровень потребления и объёмы капиталовложений начали расти.

В 2018 году ФРС четыре раза повышала базовую ставку. При этом Дональд Трамп неоднократно критиковал действия регулятора и лично его главу Джерома Пауэлла. По мнению президента США, экономическое положение страны не требовало такого ужесточения монетарной политики.

После обвинений Трампа и возникших опасений экономического спада топ-менеджмент ФРС сменил тактику и дважды снизил ставку — в июле и сентябре. По данным Чикагской товарной биржи CME Group, рынки с вероятность 60% прогнозируют ещё одно снижение до конца года.

Но сейчас в руководстве ФРС нет единства по поводу перспектив американской экономики. Из 17 топ-менеджеров Федрезерва семь выступают за ещё одно снижение ставки до конца года, пять ждут сохранения текущего уровня, а ещё пять считают необходимым вновь повысить ставку.

«За счёт снижения ставок ФРС стимулирует кредитование. Но в текущих условиях компании просто загоняют себя в долговую яму, из которой практически невозможно выбраться. В результате ещё больше растёт государственный долг и увеличивается дефицит бюджета», — подчеркнул в беседе с RT директор офиса продаж «БКС Брокер» Вячеслав Абрамов.

Пустой карман

В сентябре инвесторы обратили внимание на новый тревожный сигнал для экономики США. Американские банки столкнулись с нехваткой свободных денег. Как объяснил RT главный валютный стратег Saxo Bank Джон Харди, в экономике такое явление называют кризисом ликвидности.

Для покрытия дефицита бюджета Соединённых Штатов объёмом более $1 трлн Минфин страны выпускает специальные казначейские облигации (трежерис). Американские и зарубежные инвесторы покупают ценные бумаги и получают по ним стабильный доход. Другими словами, держатели трежерис предоставляют свои деньги в долг американской экономике. Эти средства идут на погашение бюджетного дефицита.

По словам Харди, за последнее время иностранцы стали реже покупать трежерис, поэтому американским банкам пришлось самим активнее приобретать гособлигации.

Читать еще:  Овцеводство как выгодный бизнес: советы начинающему фермеру

В результате резервы кредитных организаций начали постепенно истощаться, и 16 сентября, в разгар уплаты налогов, банкам не хватило денег на покупку казначейских бумаг.

В ситуацию незамедлительно вмешалась ФРС США. По данным Федерального резервного банка Нью-Йорка, 16 и 17 сентября регулятор напечатал $128,2 млрд и экстренно влил средства в финансовую систему. В последний раз Федрезерв прибегал к такой мере ещё в 2008 году, во время мирового финансового кризиса.

«Поскольку иностранцы и зарубежные центральные банки больше не наращивают свои резервы в тех же объёмах, что и раньше, дефицит должен финансироваться за счёт американских вкладчиков и банков. Появление кризиса ликвидности на этой неделе и необходимость вмешательства ФРС показали, что системе становится всё труднее погашать бюджетный дефицит», — заключил Харди.

Экономполитика

Угроза рецессии: до чего Трамп довел США

Эксперты прогнозируют рецессию в экономике США

Дональд Трамп, похоже, перестарался с обещанием сделать Америку снова великой. Какое тут величие, если экономический рост в США, как уверяют опережающие прогнозы, стремится к 2% ВВП. И происходит это из-за торговых войн, которые президент, собственно, сам и развязал. Эксперты считают, что стимулов для роста почти не остается.

Эксперты ВШЭ проанализировали экономические прогнозы на третий квартал 2019 года по мировой экономике, еврозоне и США. Большинство опережающих индикаторов по все трем зонам указывают на обострение ситуации.

В третьем квартале этого года экономический климат в мире, согласно данным Института IFO, резко ухудшился — до -10,1 по сравнению с -2,4 во втором квартале текущего года. Значительно снизились как оценка текущей ситуации, так и ожидания на ближайшие месяцы, отмечают эксперты ВШЭ.

Ухудшение индекса IFO может указывать на «переход от фазы роста мировой экономики в деловом цикле к спаду».

Спад в мировом производственном секторе продолжается уже третий месяц подряд. Глобальный индекс PMI, характеризующий мировую конъюнктуру в промышленности, с мая находится ниже нейтрального уровня 50 пунктов и в июле снизился до 49,3 пунктов — самого низкого показателя с октября 2012 года.

Спад промышленной активности наблюдался в таких странах, как Китай, Япония, Германия, Южная Корея, Тайвань, Франция, Великобритания, Италия и Бразилия.

Если мировая экономика замедляется, то и еврозона не может быть исключением. Причем проблемы с ростом возникли уже у самой сильной экономики ЕС — немецкой, составляющей порядка 20% всего ВВП стран ЕС. Показатель делового климата в Германии в августе стал минимальным с ноября 2012 года, следует из отчета экспертов.

Трамп сам все испортил

В США прогнозные индикаторы ушли еще ниже, чем в ЕС, и указывают на замедление роста. Об этом свидетельствует, например, сводный опережающий индекс ОЭСР. В июне он снизился до 98,8 — минимального значения с января 2010 года. С ноября прошлого года индекс находится ниже уровня 100 пунктов, что указывает на замедление темпов роста экономики ниже долгосрочного потенциального уровня.

Еще один показатель — ISM-PMI американского Института менеджеров по снабжению (The Institute for Supply Management) — в июле просел до значения 51,2% , а в августе — до 49,1. Индекс достиг самого низкого уровня с сентября 2016 года.

Впрочем, несмотря на ухудшение, он все еще имеет шанс удержаться в целом по году выше «порогового» значения в 50 пунктов, отделяющего рост от снижения.

По мнению аналитиков Института менеджеров по снабжению, значение индекса хотя и указывает на замедление экономики США, но соответствует росту ВВП на уровне 2,5% в годовом исчислении.

Но если снижение продолжится такими темпами, как сейчас, то рост экономики США по итогам года может снизиться до 2%, заключают эксперты.

В основе замедления лежит интенсификация конфликта между США и Китаем. Именно торговая война, развязанная президентом Дональдом Трампом, оказывает самое пагубное воздействие на мировую экономику, резюмируют аналитики.

^Кто-то из них ошибается

Неудивительно, что Трамп, хорошо осведомленный о состоянии экономики, пытается сейчас задействовать все рычаги стимулирования затухающего роста. Ставка делается на искусственное ослабление курса доллара к основным валютам. ФРС пока сопротивляется. Но Трамп вдохновлен действиями Европейского центрального банка и намерен «додавить» ФРС.

Вот что написал Трамп в одном из своих постов, сумев в одном абзаце сконцентрировать два ключевых постулата своей экономической политики.

«Евро падает против доллара, «как сумасшедший», что дает им (Евросоюзу) большое преимущество в экспорте и производстве, а ФРС НИЧЕГО не делает! Наш доллар сейчас самый сильный в истории. Звучит хорошо, не правда ли?

За исключением тех (производителей), продукция которых предназначена для продажи за пределами США», — бушевал Трамп.

При этом он отказывается признавать негативное влияние тарифных ограничений, которые сам же вводит против других стран и в первую очередь Китая. Конкурентов президент США называет недобросовестными игроками.

«У нас нет проблемы с тарифами, у нас есть проблема с ФРС. Они тупят!» — заключает Трамп.

На этой неделе, напомним, вступила в силу очередная порция новых тарифов США на импорт из Китая, остальная часть ожидается в декабре. Какие будут последствия для американского бизнеса, пока не известно. Но порядка 150 торговых компаний направили президенту США письмо с просьбой сделать отсрочку.

Трамп, в свою очередь, обозвал их слабаками, мешающими экономическому росту.

Между тем новые тарифы затронут интересы сразу нескольких секторов экономики: розничные товары, продовольствие и агробизнес, промышленные технологии и телеком, а также одежда и обувь.

Это означает, что торговая война теперь ударит по карману американского потребителя. Почти 90% одежды и текстиля в США – это товары из Китая. Если они будут облагаться повышенными пошлинами на границе, то подорожают и на прилавках.

Трамп начинал торговые войны с введения повышенных тарифов на китайский импорт в объеме $250 млрд с целью заставить Пекин соблюдать права на интеллектуальную собственность. Китай это не признал и в качестве ответных мер ввел пошлины на импорт американских товаров на $110 млрд. Конфликт затянулся и перешел в геополитическую плоскость.

Эксперты, опрошенные «Газетой.Ru», считают, что Трамп сам себя перемудрил. Боролся за экономический рост и возрождение Америки, но может получить обратный результат.

«Слабый индекс делового оптимизма в производственной сфере от ISM показывает, что этот сектор экономики США находится на грани рецессии», — отмечает Джон Харди, главный валютный стратег Saxo Bank.

Да, пророчества в отношении возможности наступления рецессии в США начинают сбываться, промышленная активность сократилась, судя по индексу ISM, впервые за три года, указывает Сергей Суверов, старший аналитик «БКС Премьер».

«Впрочем, это не означает неминуемого падения рынков, даже наоборот, из-за роста надежд на новые стимулы заметно оживление спроса на акции, растут в цене и сырьевые валюты», — поясняет Суверов.

У США еще есть возможность повлиять на экономический рост. За счет снижения ставки ФРС, что вероятнее всего и произойдет.

«Сейчас вероятность агрессивного снижения ставки на 50 базисных пунктов на заседании ФРС 17-18 сентября оценивается в 17% (83% — на 25 базисных пункта), тогда как совсем недавно такие ожидания были на уровне 5%», — говорит эксперт, добавляя, что усилились также ожидания еще одного снижения ставки ФРС до конца года.

Кризис или не кризис?

Разговоры об угрозе спада в США несколько преждевременны, возражает Иван Капустянский, ведущий аналитик Forex Optimum.

«Скорее, можно вести речь о стагнации и пробуксовке. Если ориентироваться на сервисный PMI, то в июне-июле цифры были на неплохих уровнях 52,2-53 единицы и лишь в августе упали до 50,9, а в целом ВВП США по данным второго квартала все еще прирастал на 2% по году: в основном, конечно, именно благодаря сектору услуг, который сам по себе составляет более 75% объемов всей американской экономики», — приводит цифры эксперт.

Тема возможного американского (китайского или всемирного) спада производства пока главным образом используется в качестве самого очевидного предлога для снижения ставок ФРС. Главной же и скрытой целью этой финансовой «спецоперации» является кардинальная «усушка-утряска» процентов, которые США вынуждены выплачивать по долгам, обращает внимание Капустянский.

Читать еще:  Немецкая пенсионерка сумела заработать на бирже 500 тысяч евро

История с торговыми войнами уже опустила проценты по долговым обязательствам с 3% годовых до 1,5%, а снижающиеся до конца года ставки ФРС опустят «премию» для держателей облигаций еще ниже.

Китай при этом сможет даже активнее инвестировать в российскую экономику, чтобы компенсировать себе недополученные доходы от торговли с США, так как недостатка в накопленных финансовых резервах Поднебесная в любом случае испытывать не будет,

Он считает, что ФРС США «не по делу» слишком повышала в 2018 году ключевую ставку — целых четыре раза. Теперь ее нужно вернуть до уровня в 1-1,25%, для того чтобы «перезапустить» и продлить длительный цикл роста, который сейчас выдыхается.

От рецессии в Штатах – к кризису в России: Две экономики связаны политикой

Соединённые Штаты начали существование в режиме «300 дней до кризиса». К сожалению, радоваться этому не приходится: Вашингтон привык перекладывать свои проблемы на весь остальной мир

Соединённые Штаты начали существование в режиме «300 дней до кризиса». К сожалению, радоваться этому не приходится: Вашингтон привык перекладывать свои проблемы на весь остальной мир

Вечер 24 марта (в Москве была глубокая ночь), возможно, стал историческим для экономики США. Там произошла «инверсия кривых доходности», что традиционно предшествует серьёзному экономическому спаду.

Поясним на простом примере. По всем финансовым законам более долгие вложения предполагают бо́льшую доходность. Зайдите на сайт любого банка, посмотрите предложения по депозитам. Максимальный процент вы получите при максимальной сумме, умноженной на максимальный срок. Вот Сбербанк, вклад «Сохраняй». Положите 100 тысяч рублей на полгода, и вам дадут 5,20-5,22% годовых. Положите 2 миллиона на три года – и это будет уже 5,75%, а с капитализацией процентов все 6,26%. И так везде.

Но только не в трежерис – облигациях государственного долга США. 24 марта облигации со сроком погашения три месяца стали давать годовую доходность выше, чем облигации на десять лет. А это может означать одно из двух: или инвесторы больше не верят в американскую экономику, или же кто-то очень влиятельный хочет запутать весь мир. Ибо психологическое значение пересечения двух кривых огромно. И в 1990-м, и в 2001-м, и в 2008 годах инверсия вела к спаду ВВП США, причём этот спад начинался примерно через 300 дней после первой фиксации превышения доходности трёхмесячных облигаций над доходностью десятилетних.

Как было раньше

Что ждёт Россию в этом вполне вероятном случае? Для ответа на этот вопрос давайте посмотрим, как развивались дела в нашей стране при трёх предыдущих инверсиях и следовавших за ними рецессиях.

1990-1991 годы. Война в заливе, рост цен на нефть, снижение доверия потребителей и, как следствие, спроса. Говорить о том, что это как-то отразилось на советской/российской экономике, сложно, потому что эта экономика уже коллапсировала совершенно независимо от нефти, зарубежных войн (уже полыхали внутренние конфликты) и американских бумаг. А американцам победа в Персидском заливе дала мощный стимул для нового экономического роста.

Фото: ilolab / Shutterstock.com

2001 год. Очень странный «кризис доткомов» – одновременное падение акций высокотехнологичных компаний, которые просто немного опередили своё время. Россия, пережившая катастрофический (но и очистительный) спад экономики двумя годами ранее, просто не заметила американских проблем и на полном ходу вкатывалась в «сытые нулевые».

2008 год, наиболее памятный. Массовые неплатежи по ипотечным кредитам и резкий рост инфляции в США ударили тогда по всему миру, и одной из самых пострадавших стран оказалась как раз Россия. Упоённые безудержным ростом тех самых «сытых нулевых», власти и бизнес до последнего закрывали глаза на события в мире – в результате столкнулись с чудовищным оттоком капитала и резким снижением доступности зарубежных кредитов. Именно тогда правительство дало команду спасать частные компании через их скупку, и началось огосударствление экономики, не прекратившееся и по сей день. Но тогда эти меры помогли избежать массового закрытия предприятий и безработицы.

Что происходит сейчас

Как видим, никакого общего правила нет, но закономерность видна: Россия пострадала тогда, когда у неё внешне всё выглядело хорошо. В других случаях сработал принцип «не было бы счастья, да несчастье помогло»: у России было столько собственных проблем, что американские невзгоды её по большому счёту не затрагивали.

Что ж, давайте посмотрим, есть ли, помимо суеверного страха перед скрещиванием кривых, другие основания для скорой рецессии в США.

Экономическую ситуацию в этой стране можно описать выражением «Слишком хорошо – это тоже плохо». Прожжённый бизнесмен Дональд Трамп, находящийся у власти всего два года, немало преуспел за это время.

Президент США Дональд Трамп. Фото: www.globallookpress.com

Благодаря снижению налогов и стимулированию производства в США сейчас наблюдается минимальная безработица за много лет – 3,7%, причём снижение продолжается, а многие отрасли имеют проблемы с наймом персонала. В этих условиях, однако, растёт риск кризиса перепроизводства (произведённую продукцию, равно как и услуги, становится всё труднее продавать).

Федеральная резервная система явно работает против Трампа, постоянно повышая ключевую ставку, а с ней и курс доллара. Чем дороже твоя валюта – тем труднее экспортировать товары и услуги. Трамп убеждён, что без противодействия ФРС экономика США росла бы на 4% в год.

Впрочем, итоги двух лет его правления и так неплохи: 2,5% и 3,1%; другой вопрос, что авторитетные американские экономисты (Бюджетное управление Конгресса США, Moody’s Analytics) ещё в середине 2018 года единодушно говорили о прекращении действия фискальных факторов (то есть роста экономики благодаря снижению налогов и увеличению госдолга).

Чего ожидать в будущем

Итак, факторы в пользу рецессии в США:

  • рост мировой экономики в целом замедляется;
  • Евросоюз уже сейчас находится на грани рецессии;
  • торговая война США с Китаем дорого стоила обеим странам, и темпы роста в Китае сейчас минимальные за два десятка лет;
  • антимигрантские меры Трампа «охлаждают» экономику США, лишают её притока дешёвой рабочей силы;
  • в ФРС что-то знают, иначе не допустили бы инверсии доходности, ведь банки просто не могут зарабатывать деньги в таких условиях: депозиты для них становятся дороже кредитов, а удорожание кредитования – мощный удар по экономическому росту;
  • платить по ещё более разбухшему государственному долгу хоть в какой-то форме, но всё-таки нужно, а это деньги, уходящие из экономики.

Что всё это значит для России?

  • Наши темпы роста невелики, а товары доступны. При снижении мировых доходов мы становимся конкурентоспособнее.
  • Чем больше другие страны запрещают друг другу, тем больше у нас возможностей на этом сыграть. Наши масштабы, увы, несравнимы с американскими или китайскими, но оба гегемона мечтают воспользоваться Россией против соперника.
  • Дешёвой рабочей силы у нас сколько угодно, проблема лишь с квалифицированной.
  • После почти полного ухода России с рынка трежерис стоимость рубля де-факто привязана к стоимости нефти, а не к ценным бумагам, своим или чужим.

Таким образом, вполне вероятное снижение ВВП США, которого можно ожидать через 300-400 дней, не отразилось бы на России ровным счётом никак, если бы речь шла только об экономике.

Фото: Roman Sigaev / Shutterstock.com

За пределами экономики

К сожалению, существует классический способ отвода глаз от экономических проблем через политические шаги. Этим пользуются в любой стране, включая Россию, и если администрация Трампа решит перед выборами 2020 года отвлечь внимание от рецессии через внешнеполитическую активность, эта активность, скорее всего, будет антироссийской.

Сами по себе американские санкции России безразличны, объём межгосударственной торговли ныне смехотворен, но, к сожалению, введённые Вашингтоном ограничения соблюдаются практически во всём мире и, что самое главное, – в Евросоюзе и Китае, основных наших торговых партнёрах. Выработать иммунитет против санкций, построить контуры самодостаточной экономики мы, к сожалению, пока не смогли, да и не могли успеть после четверти века участия в развесёлой глобализации.

Так что, вполне возможно, расплачиваться за перекрещение американских кривых и экономические проблемы Северной Америки придётся и нам в том числе. Независимость сто́ит дорого, но зависимость – много дороже.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector