Содержание

Сейчас для России ситуация более критическая, чем в 2008 году

Пугающие прогнозы: Мировой кризис грянет в 2020 году и смоет Россию

В мире ждут очередного экономического кризиса. Он, как предсказывают многие специалисты, наступит в будущем году и по длительности и мощи превзойдет кризис 2008–2009.

Вчера управляющая МВФ заявила о рекордном замедлении роста мировой экономики. Прогноз Всемирного банка говорит о той же тенденции. Мы попытались разобраться в причинах и возможных последствиях нового кризиса для России. Самый жесткий прогноз — резкое падение рубля и рост цен, массовые увольнения и глобальная разбалансировка экономической системы.

«Идеальный шторм» сложится из нескольких объективных факторов. К ним эксперты относят повышение таможенных пошлин США и Китаем в ходе торговой войны, замедление роста глобального ВВП до 0,8%, резкое падение спроса и цен на углеводороды, «пузыри» на крупнейших фондовых рынках.

Новая управляющая Международного валютного фонда Кристалина Георгиева в программной речи заявила о рекордном замедлении роста мировой экономики: «Если произойдет серьезный спад, корпоративный долг, сопряженный с риском дефолта, повысится до 19 триллионов долларов, или почти до 40% совокупного долга в восьми ведущих экономиках. Это превышает уровни, наблюдавшиеся во время финансового кризиса». Особый акцент она делает именно на торговых войнах: «В торговой войне проигрывают все. Для мировой экономики совокупный эффект торговых конфликтов может означать потерю примерно 700 миллиардов долларов к 2020 году».

Нынешний стремительный подъем экономики США чреват биржевым крахом, по масштабу сопоставимым с Великой депрессией 30-х годов прошлого века — и тогда человечеству не избежать затяжной рецессии, предупреждает американский экономист и инвестбанкир Джеймс Рикардс.

Его соотечественник и коллега Нуриэль Рубини по прозвищу Dr. Doom, точно предсказавший драматические события 2008–2009 годов, подбрасывает дровишек в огонь: с тех пор долгов на планете стало только больше, а инструментов для борьбы с этим бременем у развитых государств Запада — меньше. Слишком много денег напечатано центробанками, слишком много активов выкуплено ими у проблемных банков. Новые «смягчения» могут быть опасны.

Кризис назрел еще и в силу циклического развития рыночной экономики: именно двенадцать лет считаются тем классическим средним сроком, что отделяет одну рецессию от другой.

Если прогноз по поводу всемирного кризиса сбудется, волна накроет и Россию. Наша страна, несмотря на декларируемые властями устойчивость экономики и статус «тихой гавани», вновь столкнется с необходимостью обрушить рубль — ради наполнения бюджета. Усилится фискальное давление на бизнес и граждан. Армия бедных получит внушительное пополнение.

В 2009-м падение российского ВВП составило 7,8%, напоминает Центр конъюнктурных исследований ВШЭ, не исключая, что в ближайшие год-полтора страна вновь окажется в яме — прежде всего из-за снижения спроса и цен на нефть и газ.

К тому же выводу приходит рейтинговое агентство АКРА, отмечая: более 20% отечественных поставок за рубеж приходится на прямых участников торговых войн и страны с риском введения протекционистских мер в обозримом будущем. Среднегодовой курс доллара для 2020 года аналитики из АКРА определили в 73,8 рубля.

Российские оптимисты

Вспомним, что в октябре 2018 года премьер Дмитрий Медведев в статье для журнала «Вопросы экономики» воздвиг настоящую концептуальную цитадель, призванную развеять все сомнения в неуязвимости российской экономической системы.

Сегодня у нас устойчивый бездефицитный бюджет и низкий госдолг (особенно в иностранной валюте), а инфляция такова, что обеспечивает макроэкономическую стабильность, отметил глава кабмина. Более того, заявил Медведев, впереди новая цель — создание «прочной основы» для обеспечения устойчивого роста благосостояния как каждого человека и семьи, так и общества в целом.

В российской экспертной среде эта позиция обрела своих сторонников. Наша страна с ее международными резервами, превышающими $500 млрд, «пересидит» любой мировой кризис, считает, например, руководитель ИАЦ «Альпари» Александр Разуваев. Действительно, в 2019 и 2020 годах темпы роста ВВП составят явно невысокие 1–2%, однако на этом негатив и заканчивается, говорит он.

«Резервы государства превышают его долговые обязательства. То есть Кремль может погасить свои долги в один „клик“. Бюджет в профиците. Фондовые индексы слабо связаны с уверенностью потребителей. За счет политики умеренно слабого рубля объем несырьевого экспорта достигнет в этом году $140–150 млрд. Завершаются масштабные проекты „Газпрома“ — „Северный поток-2 “, „Сила Сибири“, „Турецкий поток“. Инфляция по итогам года составит 4,2%, ключевая ставка ЦБ — 6,75%», — перечисляет эксперт составные элементы «охранной грамоты» для России.

Что касается глобальных рисков, то Разуваев называет два. Во-первых , это гипотетический вооруженный конфликт на Ближнем Востоке: c одной стороны США, Саудовская Аравия и их союзники, с другой — Иран, также весьма серьезный противник в военном плане. Исход такого противостояния прогнозировать сложно, но цена нефти легко может превысить $100. Однако Трамп уже заявил, что в отношении Тегерана удовлетворится санкциями.

Во-вторых , это глобальная рецессия, которая обрушит нефтяные котировки и биржевые индексы. Но до президентских выборов в США в ноябре 2020 года обвала, вероятно, не будет: Трампу надо избраться. По мнению собеседника «МК», существует прямая взаимосвязь между недавним снижением базовой ставки ФРС до 1,75–2% годовых (а по кредитам «овернайт» — до 1,7% годовых) и апокалиптическими прогнозами уже на текущую осень со стороны международных финансовых институтов. Судя по всему, резюмирует аналитик, не за горами запуск Штатами новой программы количественного смягчения, размеры которой оцениваются в диапазоне $10–15 трлн. Это значит, мировая экономика опять наводнится ничем не обеспеченными долларами.

Ахилессова пята

У любого кризиса своя внутренняя логика развития. Причинно-следственные связи в экономике удивительно разнообразны и сложны, а конечный результат, как правило, непредсказуем. При этом есть важнейшие и многократно проверенные индикаторы, игнорировать которые невозможно.

Например, в США доходность краткосрочных казначейских облигаций превысила за последние месяцы доходность долгосрочных. В XX и XXI веках этот момент проявлялся несколько раз и практически всегда предвосхищал рецессию. Падение ВВП начиналось минимум через 6, максимум — через 20 месяцев после появления этого предвестника, отмечает Андрей Нечаев, профессор Российского экономического университета им. Плеханова, экс-министр экономики.

«Мировая рецессия надвигается, и подтверждений более чем достаточно — как прямых, так и косвенных, — говорит он. — Темпы роста всех ведущих экономик снижаются, а в Германии этот рост почти нулевой. Ситуация с американскими гособлигациями означает, что в ожидании кризиса инвесторы сбрасывают „короткие“ бумаги. Кроме того, никто не отменял циклического характера рыночной экономики: в соответствии с давно сложившимися временными интервалами глобальный спад наступит достаточно скоро».

Для России, по словам Нечаева, жизненно важно, будет ли этот спад сравнительно непродолжительным или затянется надолго. В первом случае финансовой «подушки безопасности» может хватить, чтобы нивелировать последствия. Во втором — резко обострится проблема наполнения федерального бюджета, параметры которого придется коренным образом пересматривать.

Ахиллесова пята отечественной экономики — ее сырьевой характер. И нет никаких гарантий, что если цены на нефть, газ, металлы резко просядут, правительство не «залезет» в Фонд национального благосостояния (сейчас его объем составляет 8,17 трлн рублей, или $122,8 млрд).

Как показывает опыт предыдущего кризиса, любая государственная кубышка может быть опустошена буквально в считаные месяцы. К концу 2008 года объем Резервного фонда достиг 4,9 трлн рублей, но для стабилизации бюджета, пострадавшего от удешевления марки Brent, из него в последующие два года пришлось потратить более 4,6 трлн.

А ведь еще летом 2008 года, напоминает Нечаев, все официальные экономисты, включая тогдашнего вице-премьера Алексея Кудрина, уверяли, что Россия будет островом стабильности в бушующем финансовом море Запада и что нам ничто не грозит. В итоге падение ключевых макроэкономических показателей оказалось намного более серьезным, чем в Европе, США, Китае: накануне кризиса бюджет имел профицит в 1,8 трлн рублей, а год спустя — дефицит в 2,3 трлн рублей; рост ВВП в 2008-м составил 5,6%, а в 2009-м экономика рухнула на 7,8% (!). Вместе с ней рухнули и надежды на становление классического среднего класса, на снижение уровня бедности, на рост инвестиций в образование, здравоохранение и человеческий капитал.

С 2013 года реальные доходы населения падают, хотя в прошлом году Росстат их искусственно «натянул» до нулевой отметки. Население от всего этого смертельно устало, и, предполагает Нечаев, если страна впадет в очередной кризис, не исключены социальные потрясения.

«Массовые увольнения и рост цен»

В ближайшие год-два планетарного финансового коллапса едва ли удастся избежать, считает доктор экономических наук Игорь Николаев. И дело не только в том, что подошел срок: с начала 1960-х в мире было семь экономических кризисов, происходивших с интервалом в семь-десять лет. Главное, что сформировались «пузыри», накопилась критическая масса быстрорастущих рисковых долгов.

Если посмотреть на фондовый рынок США, на отношение общей капитализации к ВВП, эти показатели сегодня примерно на том же уровне, что в 2008 году. Капитализация выросла достаточно существенно. Да, попытки избежать схлопывания предпринимаются, но потенциал таких эффективных и испытанных инструментов, как количественное смягчение, как снижение ставки ФРС, в целом уже исчерпан. Что касается России, ее положение усугубляется рядом факторов, которых 11 лет назад страна не знала.

«Прежде всего это санкции, из-за которых наши крупные компании лишились доступа к западным рынкам капитала и теперь не могут перекредитовываться. Также это невысокие цены на нефть, низкие темпы роста ВВП, падающие доходы населения, которые прежде росли по 10–15% в год. Люди массово залезли в кредиты, им еще отдавать и отдавать долги», — перечисляет Николаев.

Читать еще:  Самые бедные страны мира и их уровень жизни

При этом неизменной остается структура российской экономики, давно и полностью себя изжившая. Все нынешние нефте- и газопроводы представляются эксперту неким шатким скелетом устаревшей модели. Чтобы их чем-то заполнять, надо постоянно разрабатывать новые, все более труднодоступные месторождения, тратить колоссальные деньги, брать для этого новые кредиты. Но что дальше с этими трубами делать?

Весь мир переходит на альтернативные источники энергии, на экологически чистые возобновляемые ресурсы. Спрос на углеводороды неумолимо снижается, рассуждает собеседник «МК». При этом, по его словам, утверждения властей, что рубль «отвязался от нефти» благодаря бюджетному правилу и цене отсечения в $41,6 за баррель, справедливы не в полной мере. Конечно, сегодня национальная валюта не так сильно реагирует на колебания на топливном рынке, как раньше, но если цена на нефть надолго упадет ниже $40, рубль уже ничто не спасет. И если мы войдем в рецессию, то застрянем там надолго. Не стоит переоценивать такие факторы, как низкий госдолг (около 16 трлн рублей) и крупные золотовалютные резервы РФ ($532,6 млрд).

«Да, хорошо, что эта „соломка“ есть. Но, чтобы поддержать национальную финансовую систему, Центробанку вновь придется распродавать валюту в больших количествах. А людей ждут задержки и замораживание зарплат, массовые увольнения, взрывной рост потребительских цен», — предупреждает Игорь Николаев.

Все улетит в тартарары

Судя по всему, последствия ожидаемого кризиса будут во многом сходны с теми, что принес России предыдущий финансовый тайфун.

Кроме удешевления основной экспортной продукции это еще и резкий спад промышленного производства. Это неминуемая девальвация рубля: для сравнения с ноября 2008-го по январь 2009-го его курс ослаб по отношению к доллару на 20%.

Продолжительное падение цены на нефть приведет среди прочего к разбалансировке бюджетной системы и снижению инвестиций. А все то, что правительство представляет как свои неоспоримые достижения — профицитный бюджет, низкая инфляция, мощный неприкосновенный ФНБ, — все улетит в тартараты, уверяет директор Института актуальной экономики Никита Исаев.

«Ничего другого, кроме как обрушить рубль ради наполнения скудеющей госказны, наши монетарные власти не придумают. Будут обваливать, как делали это в декабре 2014 года, когда нефть просела за год со $107 до $57. Или как в декабре 2015-го , когда Brent стоил уже $37.

Бремя преодоления кризиса государство переложит на плечи простых граждан и на малый бизнес. Нас ждет дальнейшее ухудшение качества жизни и усиление налоговой нагрузки», — рассуждает аналитик.

У противников этой точки зрения, отстаивающих официальный взгляд на текущее состояние и перспективы отечественной экономики, есть еще один довод в свою пользу. Он заключается в том, что сегодня из-за санкций и внутренней стратегии импортозамещения Россия не столь тесно интегрирована в международное разделение труда и производственные цепочки, как в 2008 году.

Да, это так, однако об экономической самодостаточности нашей страны говорить не приходится. Россия по-прежнему зависит от внешних поставщиков. Если, скажем, в сельском хозяйстве мы чуть-чуть импортозаместились, то в сфере технологий это остается задачей на десятилетия вперед, напоминает профессор НИУ ВШЭ Алексей Портанский.

По его словам, той же текстильной промышленности остро не хватает новейшего импортного оборудования, закупки которого обходятся в сотни миллионов долларов ежегодно. А глобальная рецессия окончательно развеет миф о России как о «тихой гавани». Кстати, сообщил Портанский, на недавней презентации в Москве ежегодного доклада Конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД), тема мирового кризиса буквально висела в воздухе и звучала в дискуссиях.

Так, значит, кризису точно быть? Вообще предугадывать и обосновывать такого рода вещи — дело в высшей степени неблагодарное. Спровоцировать катаклизм может любой, внешне ничтожный и абсолютно случайный фактор — хоть геополитический, хоть чисто финансовый. Откуда именно прилетит этот «черный лебедь» (термин, введенный в международный обиход американским экономистом Насимом Талебом для обозначения редких и неожиданных событий со значительными последствиями), сейчас не знает никто.

Финансовый (экономический) кризис в 2008 — кратко о главном

Финансовый кризис 2008 года коснулся не только России. Возникнув в США, он распространился по всему миру. Российская экономика начала пробуксовывать в мае 2008 года, когда стремительно падали котировки акций крупных организаций страны.

С августа происходит отток капиталов, цены на нефть падают. Владимир Путин во всех проблемах обвинил США, заявив, что их система абсолютно безответственна.

Заключение

Кризис 2008 года, охвативший большую часть цивилизованных и развивающихся стран, появился вследствие следующих причин:

  • пробелов в финансовом регулировании;
  • проблем корпоративного управления;
  • огромных долгов домохозяйств;
  • усиления теневой банковской системы.

Ипотечный кризис в США

Начало 2000-х годов в Америке характеризуется большим спросом на жильё. Ипотечное кредитование разворачивается в широком масштабе и реализуется почти всем желающим. Кредиты раздаются как надёжным, так и рисковым заёмщикам.

Банкиры уверены, что у ненадёжных должников (если те перестанут выплачивать) можно забрать недвижимость, которая только повышается в цене. Однако рынок недвижимости скоро перенасытился, предложение выросло, а спрос упал.

Обвал фондовых рынков

Наряду с ипотечным кризисом возник крах фондовых рынков. Осенью индекс Dow Jones упал более, чем на 7800 пунктов, S&P 500 — ниже 800. Обвал был обусловлен падением сырьевого рынка, особенно нефти, крахом жилищного сектора, ипотечного кредитования и банкротством главных банков.

Банкротство американских инвестиционных банков

Пять крупнейших американских банков не смогли противостоять нахлынувшей волне разорения. Некоторые покинули рынок навсегда, другие – видоизменились до неузнаваемости:

  1. Bear Stearns. Являлся пятым в списке крупнейших американских кредитных компаний. Потерял на ипотечных облигациях свыше 1,5 млрд долларов. Чтобы рассчитаться банку с клиентами, на помощь пришла американская Федеральная резервная система (ФРС).
  2. Lehman Brothers. Крупнейший банк со столетней историей объявил себя банкротом. Не смог выплатить страховку своим клиентам из-за обесценивания ипотечной системы.
  3. Merrill Lynch. Один из ведущих держателей ипотек с рисковыми заёмщиками. Продан Bank of America.
  4. Goldman Sachs. В 2008 передал полномочия американскому казначейству за счёт дополнительного инвестирования. Потерял на кризисе более 2 млрд долларов.
  5. Morgan Stanley. Выжил благодаря ФРС и продаже огромных пакетов акций японскому банку и китайскому госфонду.

Действия по выходу из кризиса

Почти для всех стран 2008 год обернулся кризисным. Для его преодоления:

  1. Американская ФРС снабдила государство вливаниями на сумму около 1 трлн долларов.
  2. Исландия получила кредит от МВФ на 2,1 млрд долларов.
  3. Банки Великобритании наполовину национализировались.
  4. Германский стабфонд выкупил акции главного банка страны.
  5. Французское правительство выделило 6 банкам поддержку в 10,5 млрд евро.
  6. Банк Канады снизил ставку рефинансирования до уровня 1958 года.

Последствия финансового кризиса 2008 года

По заверениям экспертов, многие мировые экономические показатели до сих пор не вышли на докризисный уровень, и последствия дефолта ощущаются до сих пор:

  • снижение объёмов производства;
  • уменьшение цен на сырьевом рынке;
  • безработица;
  • падение уровня жизни;
  • банкротство финансовых организаций;
  • понижение фондовых индексов крупных мировых бирж;
  • банками потеряно порядка 390 млрд долларов.

Кризисные явления в Российской Федерации

Главная причина возникновения кризиса в России – неликвидность местной валюты. По утверждению аналитиков, если бы российский рубль был более востребован, кризис не произвёл бы такого впечатления. Ещё больше ликвидность упала, когда обрушились цены на нефть.

Банки, сами во внешних долгах, начали раздавать кредиты. Как и в Америке, предложение превысило спрос в несколько раз. Акции ведущих российских экспортёров упали в несколько раз, в том числе, Газпромбанка.

Последствия кризиса в России

Разрушительным последствием для России стал крах банковской системы. Финансовые компании перестали кредитовать граждан, и уровень жизни резко снизился.

Центробанк поднял процентную ставку, в итоге многие предприятия разорились, а объёмы производства опустились вниз.

Последствия великой рецессии

Мировой финансовый кризис 2008 года, благодаря своим масштабам, перерос в глобальную великую рецессию. Финансовые эксперты заявляют, что дефолт приводит и к положительным результатам:

  • формирование нового типа мировой экономики;
  • повышение ВВП и ценности труда;
  • подъём экономики в индустриальных странах;
  • подъём промышленного сектора;
  • мобилизация внутригосударственных ресурсов;
  • улучшение качества жизни.

Кризис 2008 года – кратко. Причины, следствия, анализ принятых мер

Мировой экономический кризис 2008 года – глобальное падение мировых экономических показателей, начавшееся после кризиса рынка недвижимости и связанных с ним ценных бумаг в США. Последствия ощущаются до сих пор, несмотря на масштабную государственную поддержку финансовой системы в США и Европе.

Мировой экономический кризис 2008 года – падение экономики, начавшееся в 2008 году, последствия которого полностью не преодолены до настоящего времени. Началом считается кризис ипотечного и фондового рынка США, по масштабам сопоставимый с периодом Великой депрессии 1930-х годов. К 2009 году объем мирового ВВП впервые с окончания Второй мировой войны показал отрицательное значение.

Большинство финансистов и политиков предсказывали окончание кризиса уже к 2009-2010 годам, но как показывает статистика, его последствия продолжают оказывать влияние на мировую экономику. В начале 2016 года глава ЕЦБ Марио Драги и директор-распорядитель МВФ Кристин Лагарт почти одновременно в своих прогнозах отметили низкий рост инвестиций даже при нулевых процентных ставках Центробанков, высокий уровень безработицы и снижение уровня жизни. Все эти факторы говорят о продолжении периода глобальной рецессии.

Ипотечный кризис в США

Именно падение рынка недвижимости в и связанных с ним ценных бумаг принято считать «стартом» мирового финансового кризиса. К плачевному результату привели два фактора:

1. Снижение требований к заемщикам

В США в течении долгого времени объем ипотечных займов с высокой степенью риска не превышал 8%, но с 2004 по 2006 год вырос до 20% (а в некоторых регионах даже выше). Рост был обусловлен следующими причинами:

  • В США кредиты обычно покрывают 120-130% стоимости недвижимости, когда как, например, в России, заемщик может рассчитывать максимум на 80-85%. Для банка такой кредит изначально убыточен: в случае отчуждения вернуть полную сумму практически невозможно, особенно при росте инфляции.
  • Предоставление кредитов заемщикам с короткой кредитной историей или вообще без нее. Такие кредиты называют субстандартными, и их доля в общей сумме невыплаченных обязательств к 2008 году составляла 25% от общего числа, а в Калифорнии и Флориде − до 40%. Конкуренция между банками привела к тому, что условия по субстандартным были гораздо выгоднее, чем по обычным кредитам государственных ипотечных агентств. Наиболее распространенные: кредиты с плавающей ставкой, зависящей от значения LIBOR и с уплатой в течении определенного периода только процентов.
  • Постоянный рост цен на недвижимость и легкость получения займа создали ситуацию, когда заемщик рассматривает недвижимость исключительно как объект дальнейшей перепродажи или пролонгации кредита на большую сумму с выгодой для себя. Процедура погашения при этом вообще не рассматривается.
Читать еще:  Развитие логического мышления у ребенка

2. Спекуляции с ипотечными ценными бумагами

Классическая модель предусматривает, что банк предоставляет заем и несет все связанные с ним риски. В начале 80-х годов прошлого века была разработана процедура секьютеризации – объединения нескольких кредитов с низким уровнем риска в одну производную ценную бумагу (дериватив) для продажи инвесторам. Идея первоначально использовалась только государственными агентствами, предоставляющими инвесторам гарантии в случае неплатежей по ипотечным закладным.

В конце 90-х секьютеризацию стали проводить и частные банки, имевшие большие объемы выданных кредитов. На тот момент особенности американского законодательства не предусматривали жесткого контроля для частных компаний и самым популярным новым деривативом стали обеспеченные залогом ипотечные долговые обязательства (CDO), которые оценивались ведущими рейтинговыми агентствами S&P 500 и Moody’s как бумаги с низким уровнем риска.

CDO быстро превратились в популярный инструмент биржевых спекуляций, а постоянный рост котировок требовал постоянных новых эмиссий. Появились CDO, в основе которых были закладные с высокой степенью риска, но даже такие «мусорные» бумаги пользовались огромным спросом и пакеты крупнейших инвестиционных банков, таких как Merrill Lynch, составляли миллиарды долларов. Как выяснилось в ходе последующего расследования ФБР и Комиссии по ценным бумагам, кредитные агентства ставили высокие рейтинги заведомо убыточным пакетам CDO.

Рост цен и количества субстандартных кредитов закономерно привел к увеличению объема неплатежей, который к 2008 году подошел к критической отметке и фондовый рынок уже не мог поддерживать искусственно раздутый курс CDO. Кризис 2008 года стартовал.

Снижение цен на нефть

В апреле 2008 г. был достигнут исторический максимум стоимости нефти на уровне $147/барр. Параллельно наблюдался рост цены золота – наиболее дальновидные инвесторы уже начали понимать, что за этим последует резкое снижение. Цена барреля упала в октябре до $61, в ноябре снизилась еще на $10. Основной причиной падения явилось снижение потребления в США из-за ипотечного кризиса.

Развитие кризиса

Предвыборным лозунгом президента США Рональда Рейгана было снижение налогов, особенно для богатых американцев, при одновременном сохранении уровня расходов, что, по мнению его команды, должно было вызвать рост инвестиций и экономической активности. Следующие президенты Джордж Буш-старший и Билл Клинтон продолжили данную политику, которая в итоге вызвала обратный эффект. Наибольший рост наблюдался за пределами промышленного сектора и сферы услуг, и к началу кризиса наибольшие вложения и прибыль приходилась именно на финансовые учреждения и рынок недвижимости, что неизбежно привело к эффекту «лопнувшего пузыря».

После принятия 3 октября 2008 года конгрессом США плана мер по преодолению кризиса, предложенного министром финансов Генри Полсоном, начался обвал фондового рынка: американский биржевой индекс S&P500 потерял 30%, промышленный Dow Jones упал на 11,08%.

В отличие от 2000-2002 года, когда фондовый рынок пережил потрясение в связи с массовым банкротством переоцененных компании IT-сектора, текущий спад вышел за пределы США и принял глобальный характер, затронув валютный и сырьевой рынок.

Банкротство американских инвестиционных банков

Пять ведущих банков США, работавших в сфере ипотечного кредитования, обанкротились или прекратили деятельность в прежнем виде:

  • Bear Stearns. Пятый по величине и первый банкрот, потерявший почти все деньги вкладчиков в результате деятельности своих хедж-фондов, получивший рефинансирование от ФРС США и банка JPMorgan Chase, что вызвало падение акций на 47% и панику на рынке.
  • Lehman Brothers. Крупнейших банков США с более чем столетней историей был вынужден объявить себя банкротом после невозможности выплатить клиентам кредитный своп (страховку) по обесценившимся ипотечным деривативам.
  • Merrill Lynch. Банк с самой развитой сетью финансовых консультантов и одним из самых больших пакетов «проблемных» ипотечных ценных бумаг. Куплен Bank of America;
  • Goldman SachsиMorgan Stanley. Выжили в обмен на покрытие убытков средствами ФРС и прекращение инвестиционной деятельности.

Проблемы затронули не только банковскую сферу – самые крупные ипотечные агентства Fannie Mae и Freddie Mae перешли под контроль Федерального агентства по жилищному финансированию США, вторая по объему страховая компания AIG была реструктуризирована благодаря государственным кредитам.

Действия по выходу из кризиса

Наиболее радикальные меры были приняты в США, как наиболее пострадавшей от кризиса. Только первый транш ФРС для стабилизации финансовой системы составил $250 млрд. в обмен на частичную национализацию банков и компаний, к декабрю 2010 года общая сумма вливаний в экономику составила почти $1 трлн. Среди мировых событий после наступления кризиса 2008 кратко выделим следующие:

  • Одновременное снижение 8 октября процентных ставок ведущими Центробанками, за исключением Банка России и ЦБ Японии. Это решение было расценено как признание глобальности кризиса. На следующий день процентные ставки были снижены в Южной Корее, Тайване и Гонконге. 4 декабря ЕЦБ и Банк Англии произвели второе снижение для предотвращения дефляции.
  • Гарантии ЕЦБ, Банка Англии и ЦБ Швейцарии обеспечить ФРС США необходимое долларовое обеспечение по договорам валютных свопов, что позволило поддержать ликвидность международных расчетов.
  • Два саммита G20 14 ноября 2008 и 2 апреля 2009 года приняли необходимые решения о реформировании международных финансовых институтов, ограничении протекционистских мер, значительном увеличении ресурсов Всемирного банка и МВФ.

Последствия кризиса

По данным Вашингтонского института международных финансов за период 2007 – первая половина 2008 г. потери мировой банковской системы составили около $390 млрд. и более половины из них приходится на Еврозону. Капитализация американских компаний упала в среднем на 30-40%, европейских на 40-50%. На 10% сократился объем мировой торговли, который до сих пор не восстановился к докризисным значениям.

Меры по снижению последствий кризиса в виде снижения расходов стран-участников и ужесточению правил межбанковского кредитования были предприняты ЕЦБ со значительным опозданием. Это не позволило предотвратить падение экономики Еврозоны, составляющей 30% мировой по состоянию на 2005-2009 г. В декабре падение совокупного промышленного производства составило 11,5% − рекорд с момента введения общеевропейской статистики в 1986 году.

Экономический кризис 2008 года в России

Первые кризисные явления в экономике РФ появились в феврале 2008 года, когда Банк России признал наличие проблем с ликвидностью. Текущая экономическая ситуация характеризовалась большим объемом внешних корпоративных заимствований на фоне снижения государственного долга и увеличением золотовалютного резерва до третьего в мире.

Продолжался рост инвестирования и кредитования, начавшийся после кризиса 1998 года, и это, по мнению Министерства Финансов РФ и МВФ, привело к «перегреву» экономики, и уже к апрелю 2008 года. рост инфляции составил 14%.

Среди внешних причин кризиса 2008 года в России можно выделить две основные:

  • Длительное увеличение процентной ставки LIBOR в США в период 2002-2008 года на фоне дешевеющего доллара, который перестал быть стабильной резервной валютой. Это вызвало массовый перевод долларовых активов в другие валюты, такие как японская иена, недвижимость и золото.
  • Проблемы во внешней политике РФ: разногласия с Европой по деятельности совместных энергетических компаний и неоднозначная реакция на августовский грузино-осетинский конфликт. Итог – отток иностранного капитала и падение объемов экспорта газа и нефти.

Снижение котировок акций российских компаний началось в мае, но точкой отсчета кризиса 2008 года принято считать 16 сентября, когда произошел обвал котировок и индексов РТС и ММВБ, как реакция на события 15 сентября в США. Торги были приостановлены, и, несмотря на рост акций и индексов в последующие дни, рынок перешел в состояние полной неопределенности.

Начались банкротства банков и последующие за ними массовые увольнения. Ряд банков был выкуплен госструктурами, такими как «РЖД» и «Газпром», но проблемы в банковской сфере вынудили Центробанк покрыть убытки банков за счет золотовалютных запасов на общую сумму около $100 млрд.

Антикризисные меры

Первые антикризисные меры были озвучены правительством РФ в сентябре-октябре 2008 года и включали два направления:

1. Укрепление финансовой системы:

  • сдерживание падения курса рубля, что стоило бюджету четверти золотовалютных запасов;
  • погашение внешних долгов и рекапитализация системных банков. Расходы превысили 3% ВВП, но, по оценке Всемирного банка, именно это позволило удержать банковскую систему в стабильном состоянии в условиях крайнего дефицита ликвидности, предотвратить панику среди вкладчиков и возобновить консолидацию банковского сектора.

2. Финансовая поддержка крупных предприятий

В первую очередь системообразующих и ключевых для страны: «Газпром», «Роснефть», «РЖД» и других. Всего помощь была оказана 295 компаниям.

Кризисный 2008 год РФ завершила с падением ВВП на 10,3%, что стало самым большим за предшествующие десять лет. Но уже по итогам 2009 российский фондовый рынок показал рекордный рост и практически отыграл предыдущее падение. В целом потери оказались значительно ниже прогнозируемых и, по мнению зарубежных экспертов, в первую очередь благодаря своевременным антикризисным мерам.

Год антирекордов

В 2008 году фондовые рынки всего мира обрушились

Для трейдеров всего мира 2008 год стал одним из худших в истории. Обвал на фондовых рынках планеты оказался беспрецедентным со времен Великой депрессии. Особенно же «черными» эти двенадцать месяцев были для российских бирж, даже несмотря на то, что в 2008 году отечественный рынок акций показал свои исторические максимумы. Поистине, чем выше поднимаешься, тем больнее падать.

На фондовых рынках всего мира слово «рекорд» в течение года повторялось в среднем раз в месяц, а то и чаще. Но почти всегда к этому понятию можно было ставить приставку «анти-«. Самые слабые показатели за многие десятилетия продемонстрировали индексы США и стран Европы. В Азии, особенно в Китае, ситуация была чуть лучше — но лишь потому, что обвал на рынках там начался на несколько месяцев раньше. В первом полугодии единственным светлым пятном на общем фоне оставались товарные фьючерсы, особенно достигшие умопомрачительных высот цены на нефть. Но и они продержались недолго, обрушившись осенью — опять-таки, с рекордом.

Первые залпы

Впервые настроения, близкие к паническим, появились на американских рынках в середине января, когда глава ФРС Бен Бернанке заявил о замедлении роста в экономике США. Так, 18 января падение фондовых индексов США составило 2,5-3 процента, что по докризисным меркам казалось чуть ли не крахом. Этот почин спустя три дня поддержали и биржи России — на ММВБ с РТС котировки разом рухнули на 7,5 процента, причем индекс РТС впервые в 2008 году опустился ниже 2000 пунктов. Быстро исправить ситуацию удалось благодаря понижению базовой ставки ФРС на максимальные за всю историю 0,75 процентного пункта. Однако сама беспрецедентность столь резкой реакции американских финансовых регуляторов показала, что фондовый рынок ждут нелегкие времена — и не только в Америке.

Читать еще:  Смена профессии в возрасте 30–45 лет: плюсы, минусы, последствия

Это предположение подтвердилось в марте, когда лопнул инвестиционный банк Bear Stearns, ставший первой значимой жертвой кредитного кризиса. Точнее говоря, банкротства ему все-таки удалось избежать за счет поглощения со стороны одного из столпов американского банковского бизнеса — JP Morgan. Тем не менее, тревожных слухов оказалось достаточно, чтобы 16 марта обрушить котировки на фондовом рынке США. Индекс Dow Jones, один из ключевых показателей состояния экономики страны, упал ниже 12 тысяч пунктов, потеряв таким образом 2 тысячи пунктов по отношению к своему историческому пику, достигнутому в 2007 году.

Еще хуже дела обстояли по другую сторону Атлантики. В Западной Европе основные индексы буквально на следующий после американского обвала упали на 3-4 процента. Примерно таким же по масштабам оказалось падение и на рынках России, причем индекс РТС вновь оказался ниже 2000 пунктов.

Недолгое облегчение

Спасение Bear Stearns и очередное снижение ставки ФРС на время успокоили фондовые рынки, так что середина года оказалась для трейдеров, играющих на повышение стоимости акций, в основном успешной. В этот период тревоги по поводу разрастания кредитного кризиса отошли на второй план, во многом благодаря благоприятной экономической статистике. К примеру, ВВП США вырос во втором квартале на 2,8 процента, к удивлению большинства экспертов. Это и многое другое заставили инвесторов поверить в то, что «худшее уже позади».

Самым удачным месяцем для российского рынка акций оказался май. Инаугурация нового президента Дмитрия Медведева вдохновила биржи на мощный двенадцатидневный подъем. Все докризисные рекорды были побиты, а апофеозом стала достигнутая индексом РТС 18 мая отметка 2487,92 пункта (правда, превзойти барьер 2500 пунктов так и не удалось). Помимо позитивных ожиданий от вступления в должность более, как казалось, либерального главы государства, рынки получили поддержку еще и в виде обещаний существенно снизить налоги для нефтяных компаний, которые в 2008 году столкнулись с остановкой роста добычи.

Одновременно дела пошли на лад и за океаном, где Dow Jones вновь сумел коснуться отметки в 13000 пунктов, а индекс компаний хай-тека Nasdaq — 2500 пунктов.

Однако главным событием лета стал рост цен на нефть. Если в первом квартале баррель колебался вокруг отметки 100 долларов, то затем он начал резко дорожать. Основным объяснением этому беспрецедентному подъему (за три месяца нефть повысилась в цене почти на 50 долларов) стал рост спроса со стороны Китая, готовившегося к Олимпиаде, а также спекулятивная игра хедж-фондов. В результате к 11 июля была достигнута отметка, которая, возможно, надолго войдет в историю — 147,27 доллара за баррель. По сравнению с уровнем десятилетней давности нефть стала дороже в 10 с лишним раз. Однако, достигнув пика, топливо начало постепенно дешеветь из-за неблагоприятных перспектив для мирового спроса, а осенью цена и вовсе обрушилась.

Одновременно с сырьевыми ресурсами своего максимума за 2008 год достиг и курс евро, сумевший преодолеть уровень в 1,6 доллара.

Катастрофа

Именно с роста курса доллара к евро и начался новый виток финансового кризиса, который стал приобретать глобальный масштаб. Очередным сигналом о том, что в мировой финансовой системе отнюдь не все в порядке, стала фактическая национализация ипотечных агентств Fannie Mae и Freddie Mac американским правительством, после того как выяснилось, что им срочно требуются средства. Однако по-настоящему серьезные события на мировых фондовых рынках произошли в середине сентября.

В ночь с 15 на 16 сентября стало известно, что потерпел крах ведущий американский инвестиционный банк Lehman Brothers. Хотя его платежеспособность весь год вызывала вопросы у многих экспертов, никто до конца не мог поверить, что власти дадут обанкротиться этому «монстру» Уолл-Стрит. Тем более, что за этим последовал еще более громкий обвал — жертвой кризиса стала крупнейшая в США страховая компания AIG. В последнем случае, правда, ФРС успела вмешаться и оперативно выделила страховщикам 80 миллиардов долларов, которых им не хватало для дальнейшего проведения операций.

График основных фондовых индексов США за год. Иллюстрация с сайта Google Finance

До этого словосочетание «американские фондовые индексы рухнули», как правило, означало, что они упали на 2-2,5 процента. Осенью рынок приучил нас к тому, что подобное снижение начало называться «небольшим». Волатильность ежедневных торгов достигла рекорда, и случаи, когда в течение дня индекс Dow Jones колебался с амплитудой 700-800 пунктов, стали весьма частыми. После банкротства Lehman, например, Dow упал на 4,5 процента. Дальше ситуация только ухудшалась: в начале октября, после того как конгрессмены решили отклонить план спасения американской экономики, последовал впечатляющий десятидневный обвал, в ходе которого Dow впервые за четыре года стал четырехзначным, а индекс широкого рынка США S&P 500 — трехзначным.

Паника на бирже объяснялась тем, что из-за банкротства Lehman и общей неразберихи в финансовой сфере банки потеряли доверие друг к другу и кредитование фактически остановилось. Это, в свою очередь, резко увеличило вероятность дальнейших банкротств.

После короткой стабилизации американские рынки снова обрушились. Рекорд падения в абсолютных величинах был достигнут 15 октября, когда Dow Jones обвалился более чем на 730 пунктов. Впрочем, 28 октября произошел еще более мощный отскок, и главный американский индекс поднялся на без малого 900 пунктов. Трейдерам, работавшим в таких невиданных условиях, можно было только посочувствовать.

«Дно» кризиса на фондовом рынке, по крайней мере, в 2008 году, было достигнуто спустя месяц, 20 ноября, когда Dow Jones закончил торги ниже 7600 пунктов, а S&P 500 — ниже 800. По сравнению с началом года американские индексы потеряли в среднем 40-45 процентов.

Рыночный кризис такого масштаба никак не мог обойти стороной Европу. Интересно, что на ведущих фондовых площадках ЕС инвесторы больше реагировали на новости из США, чем на свои собственные. Так или иначе, но европейские индексы снизились за два месяца более чем в два раза.

График индекса РТС за год с сайта биржи

Что касается России, то здесь спуск с вершин оказался еще более лихим. Индекс РТС, который в августе у отметки 2000 пунктов многим экспертам казался недооцененным, к концу ноября опустился ниже 600 пунктов, то есть почти в четыре раза. Примерно те же числовые значения показывал в эти сроки и основной показатель ММВБ, правда, его падение оказалось скромнее — «всего лишь» в три раза. Чтобы как-то амортизировать падение, Федеральная служба по финансовым рынкам (ФСФР) была вынуждена многократно закрывать биржи на несколько часов или даже дней.

Потрясения на фондовых рынках ударили и по тем компаниям, которые только собирались выйти на биржу. Особенно значительные трудности возникли у компаний из развивающихся стран. К примеру, на начало октября число публичных размещений акций (IPO) в странах СНГ сократилось в 372 раза по сравнению с уровнем предыдущего года. Что касается общемировой ситуации, то здесь объем первичных размещений в первом полугодии, то есть до того, как финансовый кризис вошел в острую фазу, упал вдвое. Бум IPO в 2008 году, несомненно, закончился, и ожидать его возрождения в ближайшее время вряд ли имеет какой-либо смысл.

Биржи РТС и ММВБ. Коллаж «Ленты.Ру»

С другой стороны, кризис подстегнул давно уже ведущиеся разговоры об объединении российских бирж РТС и ММВБ, так как стало ясно, что в новых условиях им будет нелегко выжить поодиночке. Впрочем, здесь свою роль сыграли и планы российского руководства по созданию международного финансового центра (МФЦ). Судя по первоначальному плану, предложенному Минэкономразвития, формально такой центр может быть создан в 2009-2010 годах, и его стержнем станет как раз единая биржа, созданная на базе двух ведущих российских торговых площадок.

Сейчас наиболее вероятным сценарием выглядит объединение ММВБ и РТС в рамках единого биржевого холдинга. Правительство и финансовые регуляторы рассматривают и другие варианты консолидации, однако они реализуемы с меньшей вероятностью — просто слить их, по словам главы ФСФР Владимира Миловидова, будет чрезвычайно сложно технически.

Приземлились

К концу года ситуация на мировых фондовых рынках в целом стабилизировалась. Это произошло благодаря усилиям Федеральной резервной системы США, снизившей базовую ставку до нуля и буквально наводнившей рынок ликвидностью. Благодаря данным шагам удалось предотвратить дальнейшие банкротства финансовых институтов. Кроме того, новая администрация США и руководители стран ЕС пообещали не скупиться на поддержку финансовой системы.

Практически на всех ведущих биржах начались так называемые «рождественские ралли», в ходе которых котировки выросли по сравнению с минимумами, достигнутыми в конце ноября, на 10-15 процентов. А вот нефть на мировых рынках продолжила обвал, снизившись к концу декабря до отметки в 40 долларов, несмотря на все усилия ОПЕК по сокращению добычи.

Иное дело — золото. Оно тоже существенно подешевело (в определенный момент цена опускалась до 700 долларов за унцию по сравнению с 1000 перед началом кризиса), однако по сравнению со всеми другими активами выглядело чрезвычайно уверенно. К 22 декабря драгоценный металл стоил около 840 долларов, так что падение составило около 20 процентов к пику, достигнутому в мае. Для сравнения — нефть подешевела в 3,5 раза, индексы Dow Jones и S&P 500 снизились на 40 процентов, а европейские DAX и FTSE — почти на 50 процентов. При этом падение цены на золото объясняется в большей степени массовой продажей фьючерсов хедж-фондами, чем падением реального спроса, который, как показывают различные исследования, только вырос.

Хотя кризис на фондовых рынках удалось временно приостановить, стопроцентной гарантии его окончания сейчас никто не даст. Все будет зависеть от того, сумеют ли мировые Центробанки поддерживать необходимый уровень ликвидности в финансовой сфере. Но еще важнее, когда начнется восстановление реальной экономики. Судя по неутешительной статистике безработицы, роста ВВП и промпроизводства в самых разных странах мира, до этого еще далеко.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector