Великий художник-фальсификатор Хан ван Меегерен - sk-mcity.ru

Великий художник-фальсификатор Хан ван Меегерен

7 самых богатых и удачливых фальсификаторов в мире искусства

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

1. Хан ван Меегерен

Голландский художник Ян Вермеер, как и многие коллеги по цеху, был непопулярен при жизни и никогда не жил в достатке. После смерти он оставил своей жене лишь долги, детей и непроданные картины. Но на его творческом наследие смогли сделать огромные деньги другие люди — опосредованно причастные к живописи, зато хорошо разбирающиеся в торговле. В толпу ценителей и торговцев затесался голландский фальсификатор Хан ван Меегерен, который с 1930 по 1948 год, водил за нос историков искусства и дилеров аукционных домов, заставляя верить в то, что они приобретают 300-летние работы Вермеера. По факту полотнам не было и трёх месяцев. Хан ван Меегерен на своих арт-афёрах сумел сколотить капитал в $ 30 млн.

2. Пей-Шен Цянь

Пей-Шен Цянь был осужден городским судом Нью -Йорка как организатор мошеннической схемы, в которой были задействованы два недобросовестных испанских арт-дилеров и 5 подставных фирм. Пей-Шен Цянь продавал подделки картин Джексона Поллока, Марка Ротко и Виллема де Кунинга. Завладев $ 33 млн 75-летний китайско-американский художник скрылся в Поднебесной. В силу особенностей национального законодательства невыездной фальсификатор до конца своих дней может рисовать в своё удовольствие.

3. Вольфганг Бельтракки

Бельтракки не подделывал картины, он копировал технику и создавал «утерянные полотна». Работая с воспоминаниями современников и биографиями знаменитостей, мошенние получал необходимую информацию и создавал легенду будущей подделки. Впрочем, подделкой в чистом виде эти полотна и не назовешь. Ведь подлинника не существовало никогда. Подпись «под своими работами», правда, рукой Вольвгана Бельтракки поставили Макс Эрнст, Андре Дерен, Кес ван Донген, Генрих Кампендонк и еще 12 не менее известных авторов.

4. Вильям Дж. Тойе

Не все фальсификаторы пытаются подражать европейским мастерам. Хотя Уильям Дж. Тойе, художник из Нового Орлеана, начал с имитации таких мастеров как Дега, Моне, Гоген и Ренуар. Он стал самым известным благодаря ряду мошеннических сделок, связанных продажей копий произведений афроамериканского народного художника Клементины Хантер. Хантер практиковала прямые продажи так как в Луизиане. Именно этим фактом Уильям Дж. Тойе объяснял «гаражно-расспродажное» происхождение картин.

Точку в этой истории поставило ФБР: $ 426 393 – выплата обманутым покупателям и два года исправительных работ. Видимо тюрьма и долги окончательно испортили и без того скверный характер фальсификатора. По сей день Уильям Дж. Тойе утверждает, что картины г-жи Клементины хороши лишь для стрельбы по ним.

5. Элмир де Хори

Венгерский художник Элмир де Хори был заключен в тюрьму за политическое инакомыслие на Родине, после он сидел в немецком лагере как гей, в тюрьме Мехико — как убийца, в Испании — за гомосексуализм и общение в преступной среде. Франция потребовала экстрадиции Хори для нового судебного процесса, обвинив его в подделке полотен известных мастеров. Хори утверждал, что никогда не подписывал свои копии, а посему он не фальсификатор.

Мошенником Хори так и не стал, а смертельная доза снотворного поставила точку в его биографии. Полного списка подделок Элмир де Хори не оставил и остается лишь догадываться о том сколько мнимых произведений Пабло Пикассо и Анри Матисса до Альфреда Сислея и Анри де Тулуз-Лотрека пылится в часных коллекциях и музеях.

6. Роберт Дриссен

Голландский художник Роберт Дриссен является самым успешным фальсификатором . Продав более 1000 подделок скульптора Альберто Джакометти на сумму более чем $ 10 млн, он расстворился в Юго-Восточном направлении. Немецкие подельники фальсификатора отбывают заслуженное наказание и получают дополнительное в виде поздравительных открыток из солнечного Таиланда. Сам Дриссен утверждает, что он «в ловушке… в раю.»

7. Джон Майат

Преступления Джона Майата в Скотланд-Ярде считают «самым большим мошенничеством в сфере искусства в 20-м веке». В период с 1986 по 1994 год, английский художник Джон Майат создал более 200 фальшивок, обманывая всех от аукционного дома Сотбис и европейских музеев до обычных искусствоведов и ценителей живописи. В 1999 году он был пойман и приговорен к году тюремного заключения. За хорошее поведение фальсификатора отпустили уже через четыре месяца. Теперь Джон Майат продает картины как Джон Майат.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

СТАТЬЯ №12 Поддельное искусство. Хан ван Меегерен –художник, обманувший Геринга.

«Автопортрет». Хан ван Меегерен. Рейхсмаршал Герман Вильгельм Геринг

Когда в 1946 году в камеру к рейхсмаршалу Герману Герингу зашел офицер, тот томился в мучительном ожидании приговора Нюрнбергского процесса. К итак невеселым мыслям он добавил следующее, команда по розыску ценностей, похищенных нацистами, нашла его тайник в Австрии*, а также то, что следствием установлено, любимая его картина «Христос и судьи» ** была лишь бессовестной подделкой, а посредники и эксперты *** проходимцами, в наглую кинувших его, несмотря на звание и положение в Рейхе. Рейхсмаршал в бессильной злобе зарыдал и , что его больше расстроило, он даже сам не понимал: толи то, что союзники нашли его тайник в соленной шахте в Альпах, толи то, что он дал шанс обвести себя вокруг пальца, ведь он честно заплатил им самую большую сумму, в какую еще не оценивали великих голландцев****.

Но в этот же день, по той же причине, рыдал еще один человек, голландский живописец Хан ван Меегерен, наконец-то он смог доказать свою гениальность и получить всеобщее признание. Судебная шумиха настолько привлекла внимание к его творчеству, что в 1947году согласно соцопроса, он был признан самым популярным человеком Голландии, обойдя премьер министра Луи Билу.

* Команда под руководством американского капитана Гарри Андерсон.

**Второе название «Христос и грешница»

***Прошла через руки множества посредников от Меегерена до доктора Вальтера Хофера, который купил картину от имени Геринга.

**** 1,65 млн гульденов.

Правда была в том, что с нацистами он не сотрудничал и национального достояния не распродавал, но доказать это можно было только рассказав о другом преступлении совершенном им-ПОДДЕЛКЕ ПРОИЗВЕДЕНИЙ ИСКУССТВА.

В заявленное никто не поверил, ну разве он мог подделать “Художника Художников”, мастера , входившего в тройку самых великих голландцев «золотого века» вместе с Рембрандтом и Халсом. И чтобы доказать или опровергнуть это ему предложили повторить.

Читать еще:  Бизнес по производству и продаже спецодежды

Но гений фальшака с презрением бросил им гневную тираду: «Создание копии не доказывает наличие у художника таланта, я никогда в жизни не рисовал копий и не намерен делать это сейчас. Если хотите, я нарисую вам нового Вермеера, создав на ваших глазах новый шедевр!». И шедевр был создан «Молодой Христос в храме среди учителей», после его завершения, перемешав в душе боль разоблачения с радостью признания, он произнес «Мой триумф, как фальсификатора, стал моим поражением, как созидательного художника».

Эта его работа и стала венцом и финалом его творческой карьеры. Суд обвинил его в изготовлении фальшивок и приговорил к тюремному сроку, но ему уже не было суждено отсидеть за решёткой и дня, стало плохо с сердцем, он был перемещен из зала суда в больницу, где и ушел из жизни 29 декабря 1947 года.

Но гении так не уходят.

С его слов: ” Оценивая галерею* работ Вермеера я согласился с мнением французского критика ТеоФилем Торе, об отсутствии в его творчестве полотен на религиозную тематику поэтому я и решил их дописать. Образы для натур брал из картин самого Вермеера, воспроизведя их в религиозной обстановке, а так как приходилось соблюдать конспирацию, то образ самого Иисуса Христа пришлось в тайне срисовать с итальянского железнодорожника случайно заночевавшего в доме. Так и создалась серия этих полотен.”

*галерея работ Яна Вермеера это 34 полотна.

Но несмотря на это его заявление, до сих пор музейные критики и искусствоведы отстаивают подлинность ряда полотен и главного шедевра музея Бойманга «Христос в Эммаусе». То что в красках обнаружена фенолформальдегидная смола детище XX века, а современная микрорентгеновская съемка обнаружила трещинки-кракелюры**, искусственного происхождения -единого мнения об авторстве ряда работ нет и до сих пор, а сколько секретов еще будет разрыто, АЖ ДУХ ЗАХВАТЫВАЕТ***.

*Имитацию воздействия веков он разработал самостоятельно, чтобы воспроизвести пыль проникшую в микротрещины холста, он после того, как высыхал лак, покрывал полотно тонким слоем китайской туши. Далее смывал её при помощи скипидара, и тушь попавшая в трещины, создавала видимость въевшейся пыли.

** Для создания кракелюра он сворачивал полотна в рулон, прожаривая в духовом шкафу несколько часов.

*** Суд над ним показал в сомнительном свете все сделки на рынке произведений искусства, совершенные во время войны. После этого процесса было обнародовано и представлено на экспертизу множество работ, что позволили вернуть в музеи более 200 полотен.

Гениальный фальсификатор Хан ван Меегерен

Сегодня мы хотим порекомендовать фильм «Подлинный Вермеер», рассказывающий историю знаменитого мистификатора Хана ван Меегерена. Имя фальсификатора знакомо зрителям не только по книгам: в фильме «Как украсть миллион» герой Хью Гриффита рассказывал своей дочери в исполнении Одри Хепберн о том, как гениальный художник сумел продать свои работы нескольким голландским музеям и самому рейхсмаршалу Люфтваффе Герману Герингу.

Чтобы понять уровень работ Меегерена учтите следующий факт: до наших дней дошло лишь 16 из 21 произведений Яна Вермеера. И когда в 1930-х годах неожиданно появились сразу несколько работ автора легендарной «Девушки с жемчужной сережкой», новоявленные шедевры прошли экспертизу у нескольких специалистов. Возможно, одной из причин, почему искусствоведы не усомнились в подлинности картин, стал психологический фактор: в Нидерландах на тот момент было очень мало работ голландских мастеров и этот факт очень беспокоил специалистов. Искусствоведы очень хотели верить, что в их запасниках появится шедевр. Особенно их задевал факт, что в коллекции не было ни одного полотна Яна Вермеера.

Действие фильма начинается с суда над главным героем. Хана ван Меегерена обвиняют в сотрудничестве с нацистами. За «дружбу» с фашистами художнику может грозить долгий тюремный срок или даже смертная казнь. В качестве главного аргумента прокурор выдвигает неоспоримый факт: художник продал бесценную картину Вермеера Герингу. Меегерену приходится признаться, что картина – искусная подделка, которую написал он сам. Повторная экспертиза подтверждает, что полотно не могло было быть написано в XVII веке.

Меегерену удается избежать смерти, но ему приходится сесть в тюрьму за мошенничество: первая картина, написанная из мести обществу, высмеявшему его работы, была далеко не единственной. Непонятый художник решил заработать на своем таланте фальсификатора и продал еще несколько шедевров Вермеера. Но сюжет «Подлинного Вермеера» — это история создания самой первой подделки, и история эта начинается с любовного треугольника, частью которого стали начинающий художник Меегерен, амбициозный арт-критик и его жена. Ревнивый муж называет Меегерена подражателем, ему вторят эксперты.

О различии персонажа и реального человека говорится прямо в начале фильма: закадровый голос сообщает о том, что это «почти правдивая история». Настоящий Хан ван Меегерен в отличие от своего прототипа был настолько любвиобилен: его решение сделать первую фальшивку было продиктовано вполне прозаичными обстоятельствами — семье не хватало денег.

Образованию реального Хана ван Меегерена можно позавидовать: сначала он поступил в Делфтский технологический институт, а потом параллельно стал посещать занятия в Школе изящных искусств. За изображение интерьера церкви святого Лаврентия в Роттердаме художник получил свою первую премию. Мастера хвалили его за приверженность традиционной манере письма. Вскоре картины Меегерена стали тиражироваться – общество признало его талант.

В это же время художник познакомился со своей будущей женой Анной де Воохт. Пары быстро обвенчалась вот уже Анна ждала ребенка. Меегерен много работал, но его картины больше не пользовались таким спросом. Художник вел богемный образ жизни, но его никто не воспринимал всерьез.

В 1932 году выяснилось, что Меегерен «нашел» в Италии две картины кисти Вермеера. Периоду соответствовали как холст (произведения были написаны поверх другой картины), так и краски, а манера изображения соответствовала школе XVII века. Эту новость передал научному сообществу почетный искусствовед Абрахам Бредиус. Впоследствии все картины, «найденные» художником были проданы ведущим музеям. Во время оккупации Голландии фашисткой Германией в 1940 году Меегерен продал еще одну картину Вермеера. Позже выяснилось, что покупателем оказался человек, связанный с нацистами. В итоге в период с 1939 по 1943 годы немецкие представители купили 13 подделок Меегерена. А в 1945-м году художника, водившего дружбу с врагами, арестовали, обвинив в расхищении национальных ценностей. Тогда-то и раскрылась маленькая тайна Меегерена – и в одночасье он превратился из предателя в героя.

Ван Меегерен: художник, авантюрист, преступник

За одну подделку немцы отдали голландцам 200 похищенных во время Второй мировой войны подлинных картин. Был ли в этом случае художник преступником?

Голландский художник Хан ван Меегерен предстал перед судом сразу после Второй мировой войны: его обвиняли в коллаборационизме. Дело в том, что при его участии Герингу удалось приобрести уникальную картину Яна Вермеера — неизвестный прежде шедевр. Обвинения были серьезными, и ван Меегерен признался: неизвестный Вермеер был его собственным произведением — искусной подделкой. Судьи поверили художнику только после того, как он на их глазах написал еще одного «Вермеера».

Читать еще:  Бизнес по продаже кур-гриль с автоприцепа (тонара)

Судьба художника

В 1889 году в голландском городе Девентере в семье Хендрикуса ван Меегерена, местного учителя, родился сын Хенрикус (Хан). От матери он унаследовал чувствительность и художественный вкус, с 8 лет начал рисовать, что совершенно не устраивало его отца. Хендрикус был человеком прямым и строгим — увлечение сына казалось ему просто причудой. На свое счастье мальчик встретил понимание у школьного учителя рисования Бартуса Кортилинга. Он обратил внимание на талантливого ученика и помогал ему развить способности. И конечно, оказывал на него влияние. В частности, именно любовь Кортилинга к старым голландским мастерам и неприятие модернистов передались ван Меегерену. И сыграли в его судьбе огромную роль.

После школы Хан выбрал профессию архитектора. Правда, выпускной экзамен он провалил, но зато принял участие в художественном конкурсе, на котором выставил работу, написанную в классической манере. «Собор Святого Лаврентия» пришелся по душе жюри, и ван Меегерен получил первую премию. Архитектура была забыта, он решил стать живописцем. Первые, правда, скромные успехи не заставили себя ждать.

Хан много работал, тем более что к тому моменту у него уже была семья и дети. Устраивал персональные выставки, его картины продавались, он брал коммерческие заказы на афиши, открытки, и все шло хорошо до тех пор, пока в его жизни не возник художественный критик Абрахам Бредиус.

В первой половине 1920-х годов ван Меегерен подружился с художником Тео ван Вейнгарденом. Вейнгарден занимался реставрацией и продажей произведений искусства, но иногда баловался подделками. В частности, два его «Вермеера» уехали в Америку. Ван Меегерен начал работать с ним, занимаясь восстановлением картин.

Как-то раз Вейнгарден нашел картину в ужасном состоянии, вместе с компаньоном отреставрировал ее, и эксперты пришли к выводу, что это творение Франса Хальса — известного художника «Золотого» голландского века. Реставраторы уже нашли покупателя, но тут свое мнение высказал Абрахам Бредиус. Он счел, что никакой это не Хальс, а обычная подделка, свое мнение он основывал на качестве красок. Аргументы реставраторов приняты не были, сделка сорвалась.

Абрахам Бредиус Источник: Wikimedia Commons

Вейнгарден отомстил Бредиусу быстро: написал нового «Рембрандта», эксперт подтвердил его подлинность, а художник над ним посмеялся. Правда, репутации Бредиуса это не повредило — он сказал, что осматривал картину в спешке. А ван Меегерен затаил обиду и тоже решил отомстить. Выбор пал на Вермеера.

Вермеер: известный и неизвестный

Ян Вермеер Делфтский — художник удивительной судьбы. Проживший всего 43 года, он написал некоторое количество картин. Почему мы говорим именно так? Дело в том, что при жизни известность его была ограниченной, а после смерти имя художника было на два столетия и вовсе забыто. У него осталось 11 детей, поэтому вдова и душеприказчики распродавали картины поспешно и неаккуратно. Куда отправилось наследие Вермеера, не всегда можно точно отследить. Именно поэтому время от времени в XIX и XX веке появлялись неизвестные шедевры художника, о подлинности которых велись долгие споры.

Вермеер считается непревзойденным мастером бытовой живописи. Столь характерных для художников его времени картин на религиозные сюжеты у него в творчестве практически нет. Доподлинно известна одна — «Христос в доме Марфы и Марии».

Тот же Бредиус считал, что эта картина была частью утерянного цикла. От этой идеи и отталкивался ван Меегерен: новый, неизвестный ранее, Вермеер как раз и будет из этой «религиозной» серии.

«Христос в Эммаусе»: как рождался шедевр

Месть ван Меегерена была задумана капитально и потребовала нескольких лет подготовки. Чтобы создать шедевр XVII века, живя в веке XX-м, надо было тщательно продумать все детали.

Во-первых, холст и подрамник. Ван Меегерен приобретал старые картины, смывал верхние слои краски и рисовал на подлинном холсте. При этом до конца первоначальное изображение он не уничтожал: ветхие холсты могли этого не выдержать, а потом, ему нужны были трещины, которые всегда появлялись на старинных полотнах — кракелюры. На нижнем слое краски они сохранялись.

Во-вторых, нужны были краски XVII века, чтобы экспертиза ничего не заподозрила. В то время их делали из натуральных пигментов, которые разводили чаще всего маслом или белком. Несмотря на дороговизну, ван Меегерен покупал те самые пигменты и учитывал все тонкости. Например, он знал, что в XVII веке уже не использовали зеленый малахитовый пигмент, а смешивали желтую и синюю краски. Он поступал так же.

Единственный риск, на который ван Меегерен пошел, — использовал фенолформальдегидную смолу. Это было необходимо, чтобы сделать краски твердыми, как будто им уже 300 лет. Другого варианта он не нашел, хотя пробовал сушить картины в печи, но тогда страдали цвета. Ван Меегерену оставалось только уповать на то, что серьезному химическому анализу краски никто не подвергнет.

В-третьих, ван Меегерену нужно было получить на своей картине уже упомянутые кракелюры. Он работал над этим долго: сушил краски в печи, искал оптимальную температуру, сворачивал картину, проминал пальцами. В итоге он нашел сочетание факторов, которое приводило к возникновению трещин, повторявших кракелюры на нижнем, подлинном, слое краски. Чтобы имитировать забившуюся в трещины пыль, ван Меегерен использовал тушь. В общем, он добился того, чтобы картина выглядела подлинной.

«Набив руку» на нескольких подделках, ван Меегерен счел, что готов к созданию Вермеера. После четырех лет подготовительных химическо-инженерных работ, художник приступил к сюжету о посмертном явлении Христа ученикам — началось рождение неизвестного шедевра Вермеера «Христос в Эммаусе».

Ван Меегерен продал подделку?

Мы помним, что всю историю с поддельным Вермеером ван Меегерен задумал, чтобы отомстить Абрахаму Бредиусу. Когда картина была готова, ее надо было каким-то образом представить на суд критика, но так, чтобы он ничего не заподозрил. Нужна была легенда, или провенанс.

Хан ван Меегерен воспользовался помощью своего друга, известного адвоката доктора Буна, которого использовал «втемную» — Бун ничего о подделке не знал. Ван Меегерен рассказал ему историю о некой старой аристократке, которая продает картины из семейной коллекции. И у ван Меегерена якобы возникло подозрение, что одна из картин — это Вермеер. Так как более компетентного специалиста, чем Бредиус, нет, то хотелось бы получить его консультацию. Из-за старой истории с поддельным Хальсом Бредиус вряд ли благосклонно отнесется с ван Меегерену и непредвзято посмотрит на картину. Так что не мог бы доктор Бун выступить посредником? В итоге Бредиус провел экспертизу картины «Христос в Эммаусе» и, посоветовавшись с другими специалистами, удостоверил, что она подлинная.

Читать еще:  Бизнес по производству кукурузных палочек

На этом история могла закончиться, если бы шедевром одновременно не заинтересовался известный арт-дилер Джозеф Дювин. Он как раз пришел к выводу, что картина — подделка, причем грубая. Но люди, причастные к миру искусства, тут же решили: Дювин просто сбивает цену, потому что «Христос в Эммаусе» подлинный. В итоге афера зашла слишком далеко: картину купил музей Бойманса Ван Бёнингена в Роттердаме, заплатив за нее 520 тысяч гульденов (около 2 млн долларов). В свое время Вейнгарден, подсунувший Бредиусу поддельного Рембрандта, изрезал картину на глазах у критика. Ван Меегерен не смог вовремя остановиться, и сумма, оказавшаяся у него в руках, вдохновила на создание следующих «Вермееров». Правда, историки говорят, что ван Меегерен сам начал распускать слухи, что «Христос в Эммаусе» — подделка. Но публике, видимо, очень хотелось верить в обратное.

Директор и главный реставратор музея Бойманс Источник: Wikimedia Commons

Геринг и Вермеер: мечты почти сбываются

В итоге деньги перевесили — ван Меегерен становится профессиональным фальсификатором. Причем из-под его кисти выходит не только Вермеер. Ему удается продавать картины частным коллекционерам, и капиталы растут. У ван Меегерена формируется цепочка посредников, которые находят покупателей и оформляют сделки. Написав очередной шедевр Вермеера «Христос и грешница», художник решает продать и его, но в этот момент уже идет война (1942 год), и ван Меегерен понимает, что наиболее реальным покупателем будет, скорее всего, кто-то из немцев. Он ставит условие, чтобы посредники нашли ему покупателя-голландца, но поздно — картина уже заинтересовала Геринга, который мечтал иметь в своей коллекции Вермеера.

Заключение сделки с таким покупателем стало уже не частным, а государственным делом. В результате переговоров было решено, что за Вермеера Третий рейх вернет Голландии 200 подлинных полотен старых мастеров, которые ранее были украдены. Государство, получив картины, расплатилось с продавцами «Вермеера» деньгами.

Геринг и Гитлер Источник: kommersant.ru

Все были довольны сделкой, кроме, может быть, ван Меегерена. Проявляя своеобразный патриотизм, он решает продать еще одного Вермеера — «Омовение ног» — Королевскому музею, чтобы шедевр был и на родине. Картина была написана впопыхах, не особенно тщательно, к тому же в результате сушки в печи краска отслоилась. Королевский музей собирает команду авторитетных экспертов. В нее вошли доктор А. М. де Вилд — химик, Люитвайлер — реставратор картин, доктор Ханнема — директор музея Бойманса, доктор С. Д. Рул — генеральный директор Королевского музея, доктор Я. К. Ван Рехетерен Алтена — профессор Амстердамского университета, доктор Ван Схендел — хранитель Королевского музея, доктор Я. Г. Ван Хелдер — преподаватель в Утрехте и директор музея этого города. Только один Алтен счел, что картина поддельная. Все остальные пришли к выводу, что она не очень качественная, но, тем не менее, принадлежит кисти Вермеера. Королевский музей ее приобрел.

Всего ван Меегерен создал 13 шедевров — 9 «Вермееров», 2 «де Хоха» и по одному «Халсу» и «Терборху». Продал он 8 картин, за которые выручил более чем 7 млн гульденов (на современные деньги — около 100 млн долларов). Конечно, художник получил не все деньги — часть отошла посредникам, но в итоге его состояние было огромным. Он сам собрал коллекцию, которой не было аналогов в стране. Плюс купил около 50 объектов недвижимости. А дальше началась история его разоблачения.

Кто продал Вермеера немцам?

Когда по окончании Второй мировой войны в Австрии была обнаружена коллекция Геринга, то встал вопрос: кто же продал голландское достояние — картину самого Вермеера — немцам? Так как ван Меегерен был одним из участников сделки, к нему пришла полиция. Он не отрицал, что картина «Христос и грешница» была у него в руках, сказал также, что он будто бы купил ее у некой итальянской семьи, но у кого именно — назвать отказался. Этого было достаточно, чтобы заподозрить художника в сотрудничестве с нацистами. Тем более что на прямой вопрос, является ли он коллаборационистом, ван Меегерен отвечать отказался. 29 мая 1945 года его арестовали.

Продержался он до 12 июня. Дело в том, что ван Меегерен страдал от алкоголизма и наркомании, так что его положение в заключении становилось невыносимым. Кроме того, обвинение в коллаборационизме грозило самыми серьезными последствиями. Художник предпочел признаться, что никакого национального достояния немцам он не продавал. По простой причине — достояния не было, все было подделкой.

Начались детальные экспертизы, которые, тем не менее, не до конца убедили следователей. Они предложили ван Меегерену написать копию «Христа в Эммаусе», но художник сам указал, что такая проверка ничего не даст — любой художник способен сделать копию. И предложил в качестве доказательства написать еще одного «Вермеера» при условии, что ему будут предоставлены все необходимые материалы. Так рождается десятый «неизвестный шедевр» — «Христос среди учителей» или «Христос среди фарисеев».

Ван Меегерен за работой во время экспертизы Источник: kommersant.ru

Это доказательство ван Меегерена оказалось самым убедительным: в то, что все его шедевры были поддельными, поверили, а дело переквалифицировали. Ни о каком коллаборационизме речь больше не шла, более того, Голландия, благодаря фальсификации, вернула 200 утраченных картин. Прокурор настаивал, что теперь это дело о мошенничестве, просил назначить ван Меегерену срок в 4 года, но сам же предложил суду снизить его до 2 лет. В ноябре 1947 года суд вынес решение: год тюрьмы. Но ван Меегерен не отбыл и его — он умер 30 декабря 1947 года, ожидая решения королевы, которой подал прошение о помиловании. Всё его состояние ушло на покрытие гражданских исков людей, ставших жертвами фальсификаций.

Свидетельства против ван Меегерена в музее Бойманса Ван Бёнингена Источник: litost. gallery

P. S. Сегодня все больше искусствоведов приходят в недоумение: «шедевры» ван Меегерена выглядят откровенной подделкой. Почему же этого не заметили тогда? Могло быть несколько причин. Во-первых, ван Меегерен все-таки много работал не только над красками и кракелюрами. Он использовал в своих картинах атрибутику, которая прямо указывала на то, что перед нами Вермеер. То, что сейчас (когда мы уже знаем всю историю) кажется нарочитым, бросающимся в глаза, тогда критики сочли свидетельством подлинности. Во-вторых, людям хотелось верить, что обнаружены неизвестные шедевры. И в-третьих, когда картины становились частью коллекции, причем неважно, частной или музейной, их владельцы защищали их подлинность особенно рьяно. И споры о происхождении некоторых «Вермееров» шли даже после смерти их вероятного создателя — талантливого художника Хана ван Меегерена.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector